СЛУЖИТЕЛЬ, ВОСПИТЫВАЮЩИЙ УЧЕНИКОВ
Russian Disciple-Making Minister

David Servant
Служитель, воспитывающий учеников - David Servant

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение

1) Определение правильной цели

2) Правильное начало

3) Правильное продолжение

4) Домашние церкви

5) Рост церкви

6) Служение учителя

7) Истолкование Писания

8) Нагорная проповедь

9) Любимый проповедник Иисуса

10) Рождение свыше

11) Крещение Духом Святым

12) Женщины в служении

13) Развод и повторный брак

14) Основы веры

15) Божественное исцеление

16) Служение исцеления Иисуса

17) Духовные дары

18) Дары служений

19) Во Христе

20) Хвала и поклонение

21) Христианская семья

22) Как быть ведомым Духом Святым

23) Таинства

24) Противостояние, прощение и примирение

25) Наказание Божье

26) Пост

27) Жизнь после смерти

28) Божий план относительно вечности

29) Вознесение и последние времена

30) Современные мифы о духовной войне, часть 1

31) Современные мифы о духовной войне, часть 2

32) Управление богатством

33) Секреты евангелизма

ВСТУПЛЕНИЕ

Вступление

В течение последних двадцати пяти лет мне посчастливилось побывать в более, чем сорока странах и говорить к десяткам тысяч людей на конференциях, длившихся от трех до пяти дней. На конференциях присутствовали посвященные христианские лидеры из различных деноминаций и течений тела Христова. Каждая поездка давала ясно понять, что трех — пятидневной конференции явно недостаточно для того, чтобы ответить на существующие нужды. Для созидания тела Христова требуется гораздо больше, и цель этой книги заключается в том, чтобы восполнить имеющийся недостаток.

Также в течение около двадцати лет я имел привилегию нести пасторское служение в различных церквях. И, хотя, по определенным меркам, я был «успешен», все-таки я испытывал трудности из-за недостатка понимания некоторых фундаментальных принципов библейского служения. Как следствие, сегодня я озабочен судьбой миллионов искренних служителей, нуждающихся в том, чего мне так не хватало в свое время для успешного исполнения служения. Некоторые из тех принципов, которые я тогда не понимал, настолько важны, что после их осознания, они определяют курс служения вплоть до самого конца жизни служителя. Они становятся мерилом каждого аспекта служения. Эти принципы содержатся в начальных главах и я советую Вам не пропускать их, так как в них закладывается основание, без которого дальнейшие главы теряют свою силу.

Эта книга имеет особенное значение для пасторов, представляющих наиболее широко распространенный тип христианского лидерства. Но в то же время, написанное относится к евангелистам, учителям, миссионерам, основателям церквей, учителям воскресной школы и так далее. Любой представитель тела Христова может извлечь пользу из прочтения этой книги, потому что каждый член тела Христова несет определенную функцию, данную ему Богом по благодати.

В первую очередь я писал для служителей, живущих за пределами Соединенных Штатов, Западной Европы, Австралии и Новой Зеландии. Это не означает, конечно, что написанное не имеет отношения к этим странам. Я думаю, что книга в равной степени полезна и им, но у них уже есть множество учителей. Как бы то ни было, в зависимости от уровня Ваших знаний, опыта и страны, в которой Вы служите, одни главы будут иметь для Вас большее значение, чем другие. Например пасторы домашних церквей из Китая и Вьетнама вряд ли найдут много нового в главе о домашних церквях. Но зато те, кто не знаком с принципом домашней церкви, найдут эту главу очень полезной для себя.

Очень маловероятно, что каждый читатель согласится со всем, написанным в этой книге. Еще каких-нибудь пять лет назад я сам не согласился бы с некоторыми мыслями, которые я излагаю ниже! Поэтому не позволяйте незначительным расхождениям во мнениях помешать Вам извлечь максимум пользы из каждой главы.

Как нас учил Иисус, никто не вливает нового вина в старые мехи, в противном случае огрубевшие старые мехи лопнут. Только новые мехи могут сопротивляться давлению бродящего нового вина. Но, хотя кое-что из написанного мною, может показаться новым вином – на самом деле оно достаточно старо, по крайней мере настолько же старо, как и сам Новый Завет. Поэтому если какие-нибудь мехи и порвутся – в этом не виновато вино, текущее с этих страниц! Иисус радовался, что Бог открывает истину младенцам и прячет ее от «умных и разумных» (Матф 11:25). Таким же образом Бог дает благодать смиренным, но противится гордым (см. Иак 4:6). Слава Богу за множество смиренных христианских лидеров по всему миру. Да благословит их Господь, когда они читают эту книгу.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВИЛЬНОЙ ЦЕЛИ

Глава первая

Для того, чтобы быть успешным в Божьих глазах, служитель должен понять, какие цели ставит перед ним Бог. Если он не понимает своей цели, то он даже не сможет определить, успешен он или нет.[1] Он может думать, что имеет успех, в то время как на самом деле терпит неудачу. И это большая трагедия. Он похож на спринтера, радостно вскидывающего руки на глазах у восхищенной толпы и пересекающего финишную отметку 800-метровой дистанции, не понимая, что на самом деле ему надо бежать 1600 метров. Непонимание цели приводит к поражению. Он сам обеспечивает себе поражение, наивно думая, что победил. В данном случае истинно то, что „первые будут последними”.

У многих служителей есть конкретная цель, которую часто называют „видением”. Они идут исключительно к этой цели, основываясь на призвании и дарах. Каждый дар и призвание уникальны, независимо от того, являешься ли ты пастором в конкретном городе, евангелизируешь ли конкретный регион или учишь конкретным истинам. Но та Божественная цель, о которой я буду говорить, является общей и относится к каждому служителю. Речь идет о большом видении. Это видение должно быть движущей силой любого другого конкретного видения. Но слишком часто бывает не так. Конкретное видение многих служителей не только не находится в гармонии с общим Божьим видением, но даже противоречит ему. По крайней мере, у меня на определенном этапе это было так, несмотря на то, что я был пастором растущей церкви.

Что же это за общая цель или видение, которое Бог дает каждому служителю? Начало ответа на этот вопрос мы видим в Евангелии от Матфея 28:18-20. Это место писания настолько знакомо нам, что мы перестаем обращать внимание на то, о чем в нем говорится. Давайте рассмотрим его стих за стихом:

„И, приблизившись, Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле” (Матф. 28:18).

Иисус хотел, чтобы его ученики поняли то, что Его Отец дал Ему наивысшую власть. Конечно, цель Отца заключалась (и заключается) в том, чтобы Иисус был послушен Ему, как это бывает в каждом случае, когда Он дает кому-нибудь власть. Но только одному Иисусу Отец дал всю власть на небе и на земле, а не ограниченную власть, какую Он дает время от времени другим. Иисус есть Господь.

Следовательно, те, кто не относится к Иисусу как к Господу, относятся к нему неправильно. Иисус, более чем кто-либо, есть Господь. Вот почему в Новом Завете Он упоминается как „Господь” более 600 раз. (Как Спаситель он упоминается лишь 15 раз.) Павел пишет: „Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми” (Рим. 14:9). Иисус умер и воскрес для того, чтобы царствовать над людьми как Господь.

Истинная спасающая вера

Когда современные евангелисты и пасторы говорят людям „примите Иисуса как Спасителя” (фраза, которую Вы никогда не найдете в писании), это свидетельствует о существенном провале в их понимании Писания. Когда тюремный страж, например, спросил Павла, что ему делать, Павел не ответил: „Прими Иисуса как Спасителя”. Он сказал: „Веруй в Господа Иисуса Христа и спасешься ты…” (Деян. 16:31). Люди спасаются тогда, когда верят в Господа Иисуса Христа. Заметьте, они спасаются не тогда, когда верят в доктрину о спасении или Иисусе, но когда верят в личность Господа Иисуса Христа. Это – спасающая вера. Многие думают, что у них есть спасающая вера, потому что они верят в то, что смерть Иисуса была достаточной жертвой за их грехи, или что спасение приходит через веру, или еще во множество различных вещей. Но они ошибаются. Дьявол тоже верит во все перечисленное относительно Иисуса и спасения. Спасающая вера состоит в вере в Иисуса. А кто он такой? Он Господь.

Естественно, если я верю, что Иисус есть Господь, мои действия должны свидетельствовать о Его господстве и я должен подчиняться Ему от всего сердца. Если я не подчиняюсь Ему – я не верю в Него. Если кто-нибудь скажет: „Я верю, что в мой ботинок заползла ядовитая змея”, а затем спокойно наденет этот ботинок, то он в действительности не верит в это. Люди, которые говорят, что верят в Иисуса, но не раскаявшиеся в своих грехах и не подчиняющиеся Ему, на самом деле не верят в Него. Они могут верить в вымышленного Иисуса, но не в Господа Иисуса, который имеет всю власть на небе и на земле.

Смысл всего вышесказанного заключается в том, что когда понимание служителем самой основы христианства не правильно, он находится в опасности с самого начала. Поскольку он неправильно толкует самую главную мысль, которую мир должен услышать, он не сможет преуспеть в Божьих глазах. Может быть он является пастором растущей церкви, но в плане исполнения Божьего видения, он потерпит полное фиаско.

Большое видение

Давайте вернемся к Евангелию от Матфея 28:18-19. После провозглашения Своего наивысшего господства, Иисус дает повеление:

„Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что я повелел вам” (Матф. 28:19-20).

Заметьте, фраза начинается со слова „итак”. Он сказал: „Итак, идите, научите все народы…” Это значит: „Поскольку Я только что сказал, что Я имею всю власть и что Я – Господь, поэтому, естественно, люди должны слушаться меня, и поэтому я повелеваю вам (а Вы должны послушаться меня) идти и учить все народы, уча их соблюдать все Мои заповеди”.

Это и есть общая Божья цель любого служения, изложенная в простых словах: „Наша ответственность состоит в формировании учеников, соблюдающих все заповеди Христа”.

Вот почему Павел говорит, что благодать Божья дана ему, как апостолу, чтобы „покорять вере все народы” (Рим 1:5). Цель – послушание, средство достижения послушания – вера. Люди, имеющие неподдельную веру в Господа Иисуса, соблюдают его заповеди.

Вот почему Петр проповедовал в день Пятидесятницы: „Итак твердо знай весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли” (Деян. 2:36). Петр хотел, чтобы распявшие Христа знали, что Бог сделал Иисуса Господом и Христом. Они убили Того, Кого, по Божьему замыслу, должны были слушаться! Чувствуя глубокое обличение, они сказали: „Что нам делать?” и Петр ответил : „Покайтесь!” Покаяться – значит отвернуться от непослушания, прийти к послушанию, сделать Иисуса своим Господом. Затем Петр сказал им, чтобы они крестились, как заповедал Христос. Петр воспитывал учеников – послушных последователей Христа. Он правильно понял главную цель.

Каждый служитель может измерить свой успех. Надо только задать себе вопрос: „Ведет ли мое служение к тому, чтобы люди стали послушны заповедям Христа?” Если да – это успех. Если нет – поражение.

Евангелист, убеждающий людей „принять Иисуса” и не говорящий им о покаянии – евангелист-неудачник. Пастор, пытающийся сделать всех счастливыми, закончит провалом. Учитель, учащий самому свежему „ветру учения”, тоже потерпит неудачу. Пророка, пророчествующего людям только о том, какое благословение скоро придет к ним, ждет поражение.

Мое поражение

Много лет назад, когда я был пастором растущей церкви, Дух Святой задал мне вопрос, который открыл мне глаза, насколько далеко я был от исполнения общего Божьего видения. Дух Святой задал мне вопрос, когда я читал о грядущем суде над „овцами” и „козлами”, описанный в Евангелии от Матфея 25:31-46: „Если бы сегодня все члены твоей церкви умерли, то сколько бы среди них оказалось „овец” и сколько „козлов?” Или более конкретно: „Сколько членов твоей церкви в течение последнего года накормили голодных братьев и сестер во Христе, напоили жаждущих христиан, приютили бездомных или путешествующих последователей Христа, одели не имеющих одежды, или посетили больных или заключенных верующих?” Я знал, что очень немногие делали это или что-либо подобное, хотя они и ходили в церковь, пели песни поклонения, слушали мои проповеди и делали пожертвования. Таким образом, по Божьим критериям они попадали в разряд „козлов” и, по крайней мере, часть вины за это лежала на мне, потому что я не учил их, насколько важно для Бога, чтобы мы восполняли неотложные нужды наших братьев и сестер во Христе. Я не учил их соблюдать все заповеди Христа. Фактически, я вдруг понял, что пренебрегал тем, что для Бога крайне важно, – второй великой заповедью возлюбить ближнего своего как самого себя, не говоря уже о новой заповеди, данной нам Христом, любить друг друга как Он возлюбил нас.

Вдобавок ко всему этому, со временем я понял, что учил тому, что противоречило общему Божьему видению, заключающемуся в воспитании учеников, в то время как я учил умеренной версии очень популярного „евангелия преуспевания”. Хотя воля Иисуса состоит в том, чтобы его народ не собирал сокровищ на земле (см. Матф. 6:19-24) и был доволен тем, что имеет, даже если это всего лишь пища и крыша над головой (см. Евр. 13:5; 1 Тим. 6:7-8), я учил свою благосостоятельную американскую церковь тому, что Бог хочет, чтобы у них было еще больше богатств. В каком-то смысле, я учил людей непослушанию Христу (точно так же, как сотни и тысячи пасторов по всему миру).

Когда я осознал что на самом деле делал, то покаялся и попросил прощения у церкви. Я начал пытаться воспитывать учеников, уча их послушанию заповедям Христа. Я делал это со страхом и трепетом, подозревая, что некоторые люди в церкви не хотят по-настоящему соблюдать заповеди Христа, а предпочитают этому евангелие комфорта, не требующее от них никаких жертв. И я оказался прав. Невооруженным взглядом стало видно, что достаточно многим нет дела до страдающих верующих по всему миру. Их не волнует распространение Евангелия среди тех, кто никогда его не слышал. Их больше волнует собственное благополучие. Что касается святости, то они избегают только самых отъявленных грехов, осуждаемых даже и невозрожденными людьми, и продолжают вести жизнь среднего консервативного американца. Фактически, они не любят Господа, потому что отказываются следовать его заповедям, что и является индикатором их любви к Нему (Иоан. 14:21).

Мои страхи оправдались – многие из тех, кто исповедовал Христа, оказались настоящими „козлами”, имеющими „овечью” внешность. Они начали злиться, когда я сказал, что им надо отвергнуть себя и взять свой крест. Для них церковь была одной из многих составляющих их образа жизни, таких, как, например, хорошая музыка, которой мир наслаждается в клубах и барах. Они терпимо относятся к проповедям только до тех пор, пока в них подтверждается факт их спасения и Божьей любви к ним. Но они и слышать не хотят о том, какие требования Бог предъявляет к ним. Они никому не позволяют усомниться в их спасении. Они не хотят изменять свою жизнь для того, чтобы она больше соответствовала Божьей воле, если это хоть чего-то им стоит. Но зато они очень ревностны в финансовых вопросах, особенно если уверены, что Бог воздаст им гораздо больше, чем они отдали, и если они смогут извлечь прямую выгоду из своих инвестиций.

Проверь себя

Было бы хорошо, чтобы во время прочтения этой книги, каждый служитель задал себе тот же вопрос, который Дух Святой задал мне: „Если бы люди, которым я служу, умерли прямо сейчас и встали перед судом, то сколько из них оказались бы „овцами” и сколько „козлами?” Когда служители уверяют в спасении тех, кто ведет себя как „козлы”, они говорят им совершенно не то, что хочет сказать им Бог. Такой служитель идет против Христа. Он встает на их сторону, вместо того, чтобы напоминать им о том, что сказал Иисус в Евангелии от Матфея 25:31-46. Иисус предупреждает „козлов” об опасности. Он не хочет, чтобы они думали, что идут на небо.

Иисус сказал, что все люди узнают в нас учеников Христа по любви друг ко другу, пребывающей среди нас (см. Иоан. 13:35). Конечно же, Он говорил о любви, превосходящей любовь нехристиан друг ко другу, иначе их невозможно будет отличить от неверующих. Иисус говорил о жертвенной любви, когда мы любим друг друга так, как Он возлюбил нас, полагая наши жизни друг за друга (см. Иоан. 13:34; Иоан. 3:16-20). Иоанн также сказал, что если мы любим друг друга, то мы перешли от смерти в жизнь, то есть родились свыше (1 Иоан. 3:14). Могут ли те, кто ропщет и злобствует против служителей, проповедующих заповеди Христа, демонстрировать любовь, свидетельствующую о них, как о рожденных свыше верующих? Нет, это „козлы”, идущие в ад.

Научите все народы

Прежде, чем идти дальше, давайте еще раз прочитаем Евангелие от Матфея 28:19-20. Это великое поручение, в котором мы можем увидеть еще некоторые истины.

„Итак идите и научите все народы, Крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что я повелел вам” (Матф. 28:19-20).

Обратите внимание, Иисус хочет чтобы у Него были ученики во всех народах, или, если быть более точным по отношению к греческому оригиналу, во всех этнических группах этого мира. Если сам Иисус сказал это, то я верю, что это возможно. Мы можем воспитывать учеников Христовых в каждой этнической группе нашего мира. Это задание не относилось только к первым одиннадцати ученикам, но к каждому отдельно взятому ученику, жившему после них, потому что Иисус сказал одиннадцати, чтобы они, в свою очередь, учили своих учеников соблюдать все, что Он повелел им. Таким образом, первые одиннадцать учили своих учеников соблюдать заповеди Христа для созидания новых учеников во всех народах и это является само собой разумеющейся заповедью для каждого последующего верующего. Каждый ученик Христа должен каким-либо образом участвовать в обучении людей.

Сегодня отчасти понятно, почему „Великое Поручение” пока не исполнено. Хотя в мире насчитываются миллионы людей, исповедующих Христа, настоящих учеников среди них гораздо меньше. Подавляющему большинству исповедующих Христа нет дела до воспитания учеников в каждой этнической группе, потому что они не посвятили себя соблюдению Христовых заповедей. Когда об этом заходит речь, приходится слышать оправдания типа „это не мое служение”, или „я не чувствую водительства в этом направлении”. Многие пасторы, уподобляясь „козлам”, оправдываются таким образом, выбирая только те заповеди, которые вписываются в их программу.

Если бы каждый исповедующий Христа по-настоящему верил в Господа Иисуса Христа, то каждый в мире давно бы услышал Евангелие. Коллективное посвящение учеников Христа сделало бы это возможным. Они бы перестали использовать свое время и деньги на временное и мирское, и использовали бы их для исполнения того, что повелел им Господь. Однако, когда благочестивый пастор объявляет, что в следующее воскресенье будет проповедовать миссионер, то на служение приходит гораздо меньше людей. Многие „козлы” остаются дома, или идут в другую церковь. Они не заинтересованы в исполнении последней заповеди Иисуса Христа. „Овцы” же, наоборот, всегда радуются возможности быть вовлеченными в процесс воспитания учеников во всех народах.

И еще один момент относительно Евангелия от Матфея 28:18-20 – Иисус так же велел своим ученикам крестить других учеников и апостолы верно исполняли эту заповедь. Они немедленно крестили тех, кто покаялся и уверовал в Господа Иисуса. Крещение представляет собой отождествление верующего со смертью, погребением и воскресением Христа. Верующий человек умирает и воскресает в виде нового существа во Христе. Иисус хотел, чтобы в разуме каждого нового верующего запечатлелась истина о том, что он теперь новый человек с новой природой. Он – один дух со Христом и теперь ему дана способность слушаться Бога, живущего в нем. Он был мертв во грехах, но теперь омыт и оживлен Духом Святым. Это больше, чем просто прощение. Это – радикальное изменение. Таким образом, Бог еще раз доказывает, что истинные верующие и их поступки отличаются от духовно мертвых людей и их поступков. Эта мысль содержится и в последних словах Иисуса: „И се, Я с вами во все дни до скончания века” (Мат. 28:20). Не разумно ли было бы предположить, что постоянное присутствие Христа со Своим народом должно оказывать влияние на его поведение?

Что Иисус понимает под ученичеством

Мы установили, что первейшая цель, поставленная перед нами Иисусом, заключается в обучении людей, чтобы они покаялись в своих грехах и покорились Его заповедям. Далее Иисус дает определение ученика в Евангелии от Иоанна 8:31, 32:

„Если пребудете в слове Моем, то вы истинно мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными”.

В соответствии с учением Иисуса, истинные ученики – это те, кто пребывает, или живет в его слове. По мере того, как они познают истину из Его слова, их свобода возрастает, и позднее мы видим из контекста, что Иисус говорил об освобождении от греха (см. Иоан. 8:34-36). Итак, по определению Иисуса, настоящие ученики изучают Его заповеди и подчиняют им свою волю.

Позднее Иисус говорит:

„Тем прославится Мой Отец, если вы принесете много плода и будете Моими учениками” (Иоан. 15:8).

Итак, по определению Иисуса, ученики прославляют Бога, когда приносят плоды.

Те, кто не приносит плода, не являются Его учениками. Более конкретно Иисус говорит об этом отличительном признаке Своих учеников в Евангелии от Луки 14:25-33. Сначала прочитаем 25-й стих.

„С Ним шло множество народа, и Он, обратившись, сказал им…”

Было ли Иисусу достаточно того, что за ним „следовали” огромные толпы? Достиг ли Он своей цели, приобретя такое множество народа?

Нет, Иисуса не удовлетворяло то, что люди толпились вокруг Него, слушали Его проповеди, видели Его чудеса и иногда ели пищу, которую Он им раздавал. Иисус ищет людей, любящих Бога всем своим сердцем, умом, душой и силой. Ему нужны люди, исполняющие Его заповеди. Ему нужны ученики. Итак, обращаясь к следовавшим за ним, Он сказал:

„Если кто приходит ко мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни свой, тот не может быть моим учеником” (Лук. 14:26).

Все предельно ясно: чтобы быть учеником Иисуса, надо выполнять определенные требования. Но должны ли ученики ненавидеть тех людей, кого, вроде бы, должны любить больше всего? Это выглядит противоречиво, так как Писание повелевает нам любить родителей, жен, мужей и детей.

Видимо, Иисус говорил иносказательно, чтобы подчеркнуть определенную мысль. Но одновременно, он имел ввиду и то, что сказал: если мы хотим быть Его учениками, то должны любить Его превыше всего, гораздо больше, чем людей, которых мы любим естественной любовью. Ожидания Иисуса вполне оправданы, так как Он – Бог, которого мы должны любить всем своим сердцем, умом и силой.

Не забывайте: задача служителя – воспитание учеников. То есть воспитание тех, кто любит Иисуса превыше всего, гораздо сильнее своих жен, мужей, детей или родителей. Было бы хорошо, если бы каждый служитель, читающий эти строки, спросил себя: „Каковы мои успехи в воспитании таких людей?”

Как определить человека, любящего Иисуса? Иисус сказал в Евангелии от Иоанна 14:21: „Если вы любите меня, то исполняйте мои заповеди”. Поэтому вполне разумно допустить, что если человек любит Иисуса больше, чем свою жену, мужа, детей или родителей, то это выразится в соблюдении Его заповедей. Ученики Иисуса исполняют Его заповеди.

Второе требование

Иисус продолжал говорить народу, следовавшему за ним в тот день:

„Кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть моим учеником” (Лук. 14:27).

Это второе требование Иисуса к Своим ученикам. Что это значит? Может быть, от учеников в буквальном смысле требуется носить с собой толстые бревна? Нет, Иисус говорит образно.

Во времена Иисуса большинство преступников приговаривалось к смерти на кресте. Римляне распинали преступников за чертой города, что делало наказание более жестоким и служило устрашением для других.

По этой причине я предполагаю, что фраза „нести свой крест” была распространенным выражением в те дни. Каждый распинаемый слышал, как римский солдат говорил ему: „Возьми свой крест и иди за мной”. Это были ужасающие слова, означавшие начало предсмертной агонии для осужденного. Поэтому данное выражение могло стать повседневным выражением, означающим: „Безропотно принимай неизбежные трудности”.

Я представляю, как отец говорит сыну: „Сынок, я знаю, что ты не любишь чистить сточную канаву. Это вонючая и грязная работа. Но в этом месяце твоя очередь, поэтому возьми свой крест. Иди, почисти помойную яму”. Я представляю, как жены говорили своим мужьям: „Дорогой, я знаю, что ты не хочешь платить налоги римлянам. Но сегодня день уплаты налогов и сборщик налогов придет к нам. Поэтому возьми свой крест. Иди, заплати ему”.

Взять крест – значит отвергнуть себя, и Иисус говорит об этом в Евангелии от Матфея 16:24: „Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною”. Это можно перефразировать: „Если кто-нибудь хочет пойти за мной, пусть отложит в сторону свое расписание, смирится с неизбежными трудностями, связанными с этим решением, и последует за Мной”.

Итак, истинные ученики желают страдать ради следования за Иисусом. Они уже подсчитали стоимость своего решения, перед тем, как принять его, и, зная, что трудности будут неизбежными, с решимостью ринулись вперед, чтобы до конца пройти всю дистанцию. Такое толкование подтверждается тем, что Иисус говорит далее о цене следования за ним. Он приводит два примера:

Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он то, что нужно для построения ее, дабы, когда положит фундамент и не сможет завершить строительство, все не стали смеяться над ним, говоря: „Этот человек начал строить и не мог окончить?” Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, сможет ли он с десятью тысячами воинов противостоять идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посла, прося о мире.

Мысль Иисуса предельно ясна: „Если хочешь быть моим учеником, сначала прикинь цену, чтобы тебе не сойти с дистанции, когда придут трудности. Ученики готовы переносить тяготы и лишения, сопровождающие всех, идущих за мной”.

Третье требование

Иисус выдвигает еще одно требование к ученичеству:

„Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть моим учеником” (Лук. 14:33).

Опять же напрашивается вывод, что Иисус говорил в переносном смысле. Естественно, не нужно раздавать все, что у нас есть, просто для того, чтобы остаться без крыши, одежды и пищи. Но мы должны отречься от нашего имущества в том смысле, что права собственности теперь принадлежат Богу, а не нам и что теперь мы служим не маммоне, а Богу посредством нашего имущества. Конечным результатом может быть, конечно, избавление от ненужных вещей, для того, чтобы жить скромной жизнью дарителя, как это делали христиане во дни Деяний апостолов. Быть учеником Христа – значит следовать его заповедям, а Он заповедовал своим последователям собирать сокровища не на земле, а на небесах.

Иными словами, если я хочу быть учеником Иисуса, то должен приносить плод. Я должен любить Его наивысшей любовью, гораздо больше, чем членов моей собственной семьи. Я должен принимать неизбежные трудности, являющиеся результатом моего решения следовать за Ним. Мой доход и имущество тоже должны служить ему. (Многие из Его заповедей говорят об этом. Поэтому бессмысленно говорить: „Если бы Господь сказал мне, что делать со своими вещами, я бы сделал это”).

Именно таких последователей Христа мы, как служители, должны воспитывать! Это задание дал нам Сам Бог! Мы должны быть служителями, созидающими учеников!

Эта фундаментальная истина остается незамеченной многими служителями по всему миру. Если они будут развивать только свое служение, то так же как и я, окажутся очень далеко от того, чего от них ожидает Бог. Когда я честно оценил уровень посвящения людей в моей церкви, то тех, кого можно было бы назвать учениками Христа, оказалось немного.

Пастор, посмотри на свою церковь. Сколько в ней тех, кого Иисус считает Своими учениками, в соответствии с критериями, изложенными в Евангелии от Луки 14:26-33? Евангелист, являются ли результатом твоей проповеди люди, исполняющие Его заповеди?

Лучше дать оценку нашему служению сейчас, чем потом, на суде. Если я уклонился от Его цели, то лучше обнаружить это сейчас, чем потом, не так ли?

Последняя отрезвляющая мысль

Как мы видим из Евангелия от Луки 14:26-33, Иисус хочет, чтобы люди становились Его учениками. Насколько это важно – стать Его учеником? Иисус дает ответ на этот вопрос в конце своей проповеди в 14-ой главе Евангелия от Луки:

„Соль – добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? Ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее. Кто имеет уши слышать, да слышит!” (Лук. 14:34-35).

Соль должна быть соленой. Соль должна быть солью. Если она теряет свой вкус, то уже ни на что не годится и ее выбрасывают.

Какое отношение это имеет к ученичеству? Так же как соль должна быть соленой, Иисус ожидает, чтобы люди становились Его учениками. Поскольку Он – Бог, то наша единственная разумная обязанность – любить Его превыше всего, взять наш крест и отречься от наших богатств. Если мы не становимся Его учениками, то отвергаем саму причину, по которой Он нас сотворил. Мы ни на что не годимся, и достойны лишь быть выброшенными прочь. Это не очень похоже на то, что мы пойдем на небеса, не так ли?

В другом месте Иисус говорит ученикам (см. Матф. 5:1):

„Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям” (Матф. 5:13).

Это отрезвляющее предупреждение. Во-первых, только „соленые” (естественно в переносном смысле, что означает „преданные послушанию”) могут быть полезны для Бога. Остальные „ни к чему не годны, как разве выбросить их вон на попрание людям”. Во-вторых, „соленое” может перестать быть „соленым”, в противном случае Иисус не предупреждал бы об этом своих учеников. Насколько это противоречит тому, что многие проповедуют сегодня, говоря, что верующий „обречен” на жизнь в небесах и что спасение потерять невозможно. Эти ошибочные идеи мы рассмотрим в дальнейших главах.

 


[1] В этой книге я обращаюсь к служителям с помощью местоимения „он” исключительно из соображений постоянства и потому, что большинство таких служителей, как пасторы, является мужчинами. Однако, я вижу из писания, что Бог может призывать на такое служение и женщин, и я знаком с некоторыми из них, успешно несущими свое служение. Об этом пойдет речь в главе „Женщины в служении”.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРАВИЛЬНОЙ ЦЕЛИ

Глава первая

Для того, чтобы быть успешным в Божьих глазах, служитель должен понять, какие цели ставит перед ним Бог. Если он не понимает своей цели, то он даже не сможет определить, успешен он или нет.[1] Он может думать, что имеет успех, в то время как на самом деле терпит неудачу. И это большая трагедия. Он похож на спринтера, радостно вскидывающего руки на глазах у восхищенной толпы и пересекающего финишную отметку 800-метровой дистанции, не понимая, что на самом деле ему надо бежать 1600 метров. Непонимание цели приводит к поражению. Он сам обеспечивает себе поражение, наивно думая, что победил. В данном случае истинно то, что „первые будут последними”.

У многих служителей есть конкретная цель, которую часто называют „видением”. Они идут исключительно к этой цели, основываясь на призвании и дарах. Каждый дар и призвание уникальны, независимо от того, являешься ли ты пастором в конкретном городе, евангелизируешь ли конкретный регион или учишь конкретным истинам. Но та Божественная цель, о которой я буду говорить, является общей и относится к каждому служителю. Речь идет о большом видении. Это видение должно быть движущей силой любого другого конкретного видения. Но слишком часто бывает не так. Конкретное видение многих служителей не только не находится в гармонии с общим Божьим видением, но даже противоречит ему. По крайней мере, у меня на определенном этапе это было так, несмотря на то, что я был пастором растущей церкви.

Что же это за общая цель или видение, которое Бог дает каждому служителю? Начало ответа на этот вопрос мы видим в Евангелии от Матфея 28:18-20. Это место писания настолько знакомо нам, что мы перестаем обращать внимание на то, о чем в нем говорится. Давайте рассмотрим его стих за стихом:

„И, приблизившись, Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле” (Матф. 28:18).

Иисус хотел, чтобы его ученики поняли то, что Его Отец дал Ему наивысшую власть. Конечно, цель Отца заключалась (и заключается) в том, чтобы Иисус был послушен Ему, как это бывает в каждом случае, когда Он дает кому-нибудь власть. Но только одному Иисусу Отец дал всю власть на небе и на земле, а не ограниченную власть, какую Он дает время от времени другим. Иисус есть Господь.

Следовательно, те, кто не относится к Иисусу как к Господу, относятся к нему неправильно. Иисус, более чем кто-либо, есть Господь. Вот почему в Новом Завете Он упоминается как „Господь” более 600 раз. (Как Спаситель он упоминается лишь 15 раз.) Павел пишет: „Ибо Христос для того и умер, и воскрес, и ожил, чтобы владычествовать и над мертвыми и над живыми” (Рим. 14:9). Иисус умер и воскрес для того, чтобы царствовать над людьми как Господь.

Истинная спасающая вера

Когда современные евангелисты и пасторы говорят людям „примите Иисуса как Спасителя” (фраза, которую Вы никогда не найдете в писании), это свидетельствует о существенном провале в их понимании Писания. Когда тюремный страж, например, спросил Павла, что ему делать, Павел не ответил: „Прими Иисуса как Спасителя”. Он сказал: „Веруй в Господа Иисуса Христа и спасешься ты…” (Деян. 16:31). Люди спасаются тогда, когда верят в Господа Иисуса Христа. Заметьте, они спасаются не тогда, когда верят в доктрину о спасении или Иисусе, но когда верят в личность Господа Иисуса Христа. Это – спасающая вера. Многие думают, что у них есть спасающая вера, потому что они верят в то, что смерть Иисуса была достаточной жертвой за их грехи, или что спасение приходит через веру, или еще во множество различных вещей. Но они ошибаются. Дьявол тоже верит во все перечисленное относительно Иисуса и спасения. Спасающая вера состоит в вере в Иисуса. А кто он такой? Он Господь.

Естественно, если я верю, что Иисус есть Господь, мои действия должны свидетельствовать о Его господстве и я должен подчиняться Ему от всего сердца. Если я не подчиняюсь Ему – я не верю в Него. Если кто-нибудь скажет: „Я верю, что в мой ботинок заползла ядовитая змея”, а затем спокойно наденет этот ботинок, то он в действительности не верит в это. Люди, которые говорят, что верят в Иисуса, но не раскаявшиеся в своих грехах и не подчиняющиеся Ему, на самом деле не верят в Него. Они могут верить в вымышленного Иисуса, но не в Господа Иисуса, который имеет всю власть на небе и на земле.

Смысл всего вышесказанного заключается в том, что когда понимание служителем самой основы христианства не правильно, он находится в опасности с самого начала. Поскольку он неправильно толкует самую главную мысль, которую мир должен услышать, он не сможет преуспеть в Божьих глазах. Может быть он является пастором растущей церкви, но в плане исполнения Божьего видения, он потерпит полное фиаско.

Большое видение

Давайте вернемся к Евангелию от Матфея 28:18-19. После провозглашения Своего наивысшего господства, Иисус дает повеление:

„Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что я повелел вам” (Матф. 28:19-20).

Заметьте, фраза начинается со слова „итак”. Он сказал: „Итак, идите, научите все народы…” Это значит: „Поскольку Я только что сказал, что Я имею всю власть и что Я – Господь, поэтому, естественно, люди должны слушаться меня, и поэтому я повелеваю вам (а Вы должны послушаться меня) идти и учить все народы, уча их соблюдать все Мои заповеди”.

Это и есть общая Божья цель любого служения, изложенная в простых словах: „Наша ответственность состоит в формировании учеников, соблюдающих все заповеди Христа”.

Вот почему Павел говорит, что благодать Божья дана ему, как апостолу, чтобы „покорять вере все народы” (Рим 1:5). Цель – послушание, средство достижения послушания – вера. Люди, имеющие неподдельную веру в Господа Иисуса, соблюдают его заповеди.

Вот почему Петр проповедовал в день Пятидесятницы: „Итак твердо знай весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли” (Деян. 2:36). Петр хотел, чтобы распявшие Христа знали, что Бог сделал Иисуса Господом и Христом. Они убили Того, Кого, по Божьему замыслу, должны были слушаться! Чувствуя глубокое обличение, они сказали: „Что нам делать?” и Петр ответил : „Покайтесь!” Покаяться – значит отвернуться от непослушания, прийти к послушанию, сделать Иисуса своим Господом. Затем Петр сказал им, чтобы они крестились, как заповедал Христос. Петр воспитывал учеников – послушных последователей Христа. Он правильно понял главную цель.

Каждый служитель может измерить свой успех. Надо только задать себе вопрос: „Ведет ли мое служение к тому, чтобы люди стали послушны заповедям Христа?” Если да – это успех. Если нет – поражение.

Евангелист, убеждающий людей „принять Иисуса” и не говорящий им о покаянии – евангелист-неудачник. Пастор, пытающийся сделать всех счастливыми, закончит провалом. Учитель, учащий самому свежему „ветру учения”, тоже потерпит неудачу. Пророка, пророчествующего людям только о том, какое благословение скоро придет к ним, ждет поражение.

Мое поражение

Много лет назад, когда я был пастором растущей церкви, Дух Святой задал мне вопрос, который открыл мне глаза, насколько далеко я был от исполнения общего Божьего видения. Дух Святой задал мне вопрос, когда я читал о грядущем суде над „овцами” и „козлами”, описанный в Евангелии от Матфея 25:31-46: „Если бы сегодня все члены твоей церкви умерли, то сколько бы среди них оказалось „овец” и сколько „козлов?” Или более конкретно: „Сколько членов твоей церкви в течение последнего года накормили голодных братьев и сестер во Христе, напоили жаждущих христиан, приютили бездомных или путешествующих последователей Христа, одели не имеющих одежды, или посетили больных или заключенных верующих?” Я знал, что очень немногие делали это или что-либо подобное, хотя они и ходили в церковь, пели песни поклонения, слушали мои проповеди и делали пожертвования. Таким образом, по Божьим критериям они попадали в разряд „козлов” и, по крайней мере, часть вины за это лежала на мне, потому что я не учил их, насколько важно для Бога, чтобы мы восполняли неотложные нужды наших братьев и сестер во Христе. Я не учил их соблюдать все заповеди Христа. Фактически, я вдруг понял, что пренебрегал тем, что для Бога крайне важно, – второй великой заповедью возлюбить ближнего своего как самого себя, не говоря уже о новой заповеди, данной нам Христом, любить друг друга как Он возлюбил нас.

Вдобавок ко всему этому, со временем я понял, что учил тому, что противоречило общему Божьему видению, заключающемуся в воспитании учеников, в то время как я учил умеренной версии очень популярного „евангелия преуспевания”. Хотя воля Иисуса состоит в том, чтобы его народ не собирал сокровищ на земле (см. Матф. 6:19-24) и был доволен тем, что имеет, даже если это всего лишь пища и крыша над головой (см. Евр. 13:5; 1 Тим. 6:7-8), я учил свою благосостоятельную американскую церковь тому, что Бог хочет, чтобы у них было еще больше богатств. В каком-то смысле, я учил людей непослушанию Христу (точно так же, как сотни и тысячи пасторов по всему миру).

Когда я осознал что на самом деле делал, то покаялся и попросил прощения у церкви. Я начал пытаться воспитывать учеников, уча их послушанию заповедям Христа. Я делал это со страхом и трепетом, подозревая, что некоторые люди в церкви не хотят по-настоящему соблюдать заповеди Христа, а предпочитают этому евангелие комфорта, не требующее от них никаких жертв. И я оказался прав. Невооруженным взглядом стало видно, что достаточно многим нет дела до страдающих верующих по всему миру. Их не волнует распространение Евангелия среди тех, кто никогда его не слышал. Их больше волнует собственное благополучие. Что касается святости, то они избегают только самых отъявленных грехов, осуждаемых даже и невозрожденными людьми, и продолжают вести жизнь среднего консервативного американца. Фактически, они не любят Господа, потому что отказываются следовать его заповедям, что и является индикатором их любви к Нему (Иоан. 14:21).

Мои страхи оправдались – многие из тех, кто исповедовал Христа, оказались настоящими „козлами”, имеющими „овечью” внешность. Они начали злиться, когда я сказал, что им надо отвергнуть себя и взять свой крест. Для них церковь была одной из многих составляющих их образа жизни, таких, как, например, хорошая музыка, которой мир наслаждается в клубах и барах. Они терпимо относятся к проповедям только до тех пор, пока в них подтверждается факт их спасения и Божьей любви к ним. Но они и слышать не хотят о том, какие требования Бог предъявляет к ним. Они никому не позволяют усомниться в их спасении. Они не хотят изменять свою жизнь для того, чтобы она больше соответствовала Божьей воле, если это хоть чего-то им стоит. Но зато они очень ревностны в финансовых вопросах, особенно если уверены, что Бог воздаст им гораздо больше, чем они отдали, и если они смогут извлечь прямую выгоду из своих инвестиций.

Проверь себя

Было бы хорошо, чтобы во время прочтения этой книги, каждый служитель задал себе тот же вопрос, который Дух Святой задал мне: „Если бы люди, которым я служу, умерли прямо сейчас и встали перед судом, то сколько из них оказались бы „овцами” и сколько „козлами?” Когда служители уверяют в спасении тех, кто ведет себя как „козлы”, они говорят им совершенно не то, что хочет сказать им Бог. Такой служитель идет против Христа. Он встает на их сторону, вместо того, чтобы напоминать им о том, что сказал Иисус в Евангелии от Матфея 25:31-46. Иисус предупреждает „козлов” об опасности. Он не хочет, чтобы они думали, что идут на небо.

Иисус сказал, что все люди узнают в нас учеников Христа по любви друг ко другу, пребывающей среди нас (см. Иоан. 13:35). Конечно же, Он говорил о любви, превосходящей любовь нехристиан друг ко другу, иначе их невозможно будет отличить от неверующих. Иисус говорил о жертвенной любви, когда мы любим друг друга так, как Он возлюбил нас, полагая наши жизни друг за друга (см. Иоан. 13:34; Иоан. 3:16-20). Иоанн также сказал, что если мы любим друг друга, то мы перешли от смерти в жизнь, то есть родились свыше (1 Иоан. 3:14). Могут ли те, кто ропщет и злобствует против служителей, проповедующих заповеди Христа, демонстрировать любовь, свидетельствующую о них, как о рожденных свыше верующих? Нет, это „козлы”, идущие в ад.

Научите все народы

Прежде, чем идти дальше, давайте еще раз прочитаем Евангелие от Матфея 28:19-20. Это великое поручение, в котором мы можем увидеть еще некоторые истины.

„Итак идите и научите все народы, Крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что я повелел вам” (Матф. 28:19-20).

Обратите внимание, Иисус хочет чтобы у Него были ученики во всех народах, или, если быть более точным по отношению к греческому оригиналу, во всех этнических группах этого мира. Если сам Иисус сказал это, то я верю, что это возможно. Мы можем воспитывать учеников Христовых в каждой этнической группе нашего мира. Это задание не относилось только к первым одиннадцати ученикам, но к каждому отдельно взятому ученику, жившему после них, потому что Иисус сказал одиннадцати, чтобы они, в свою очередь, учили своих учеников соблюдать все, что Он повелел им. Таким образом, первые одиннадцать учили своих учеников соблюдать заповеди Христа для созидания новых учеников во всех народах и это является само собой разумеющейся заповедью для каждого последующего верующего. Каждый ученик Христа должен каким-либо образом участвовать в обучении людей.

Сегодня отчасти понятно, почему „Великое Поручение” пока не исполнено. Хотя в мире насчитываются миллионы людей, исповедующих Христа, настоящих учеников среди них гораздо меньше. Подавляющему большинству исповедующих Христа нет дела до воспитания учеников в каждой этнической группе, потому что они не посвятили себя соблюдению Христовых заповедей. Когда об этом заходит речь, приходится слышать оправдания типа „это не мое служение”, или „я не чувствую водительства в этом направлении”. Многие пасторы, уподобляясь „козлам”, оправдываются таким образом, выбирая только те заповеди, которые вписываются в их программу.

Если бы каждый исповедующий Христа по-настоящему верил в Господа Иисуса Христа, то каждый в мире давно бы услышал Евангелие. Коллективное посвящение учеников Христа сделало бы это возможным. Они бы перестали использовать свое время и деньги на временное и мирское, и использовали бы их для исполнения того, что повелел им Господь. Однако, когда благочестивый пастор объявляет, что в следующее воскресенье будет проповедовать миссионер, то на служение приходит гораздо меньше людей. Многие „козлы” остаются дома, или идут в другую церковь. Они не заинтересованы в исполнении последней заповеди Иисуса Христа. „Овцы” же, наоборот, всегда радуются возможности быть вовлеченными в процесс воспитания учеников во всех народах.

И еще один момент относительно Евангелия от Матфея 28:18-20 – Иисус так же велел своим ученикам крестить других учеников и апостолы верно исполняли эту заповедь. Они немедленно крестили тех, кто покаялся и уверовал в Господа Иисуса. Крещение представляет собой отождествление верующего со смертью, погребением и воскресением Христа. Верующий человек умирает и воскресает в виде нового существа во Христе. Иисус хотел, чтобы в разуме каждого нового верующего запечатлелась истина о том, что он теперь новый человек с новой природой. Он – один дух со Христом и теперь ему дана способность слушаться Бога, живущего в нем. Он был мертв во грехах, но теперь омыт и оживлен Духом Святым. Это больше, чем просто прощение. Это – радикальное изменение. Таким образом, Бог еще раз доказывает, что истинные верующие и их поступки отличаются от духовно мертвых людей и их поступков. Эта мысль содержится и в последних словах Иисуса: „И се, Я с вами во все дни до скончания века” (Мат. 28:20). Не разумно ли было бы предположить, что постоянное присутствие Христа со Своим народом должно оказывать влияние на его поведение?

Что Иисус понимает под ученичеством

Мы установили, что первейшая цель, поставленная перед нами Иисусом, заключается в обучении людей, чтобы они покаялись в своих грехах и покорились Его заповедям. Далее Иисус дает определение ученика в Евангелии от Иоанна 8:31, 32:

„Если пребудете в слове Моем, то вы истинно мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными”.

В соответствии с учением Иисуса, истинные ученики – это те, кто пребывает, или живет в его слове. По мере того, как они познают истину из Его слова, их свобода возрастает, и позднее мы видим из контекста, что Иисус говорил об освобождении от греха (см. Иоан. 8:34-36). Итак, по определению Иисуса, настоящие ученики изучают Его заповеди и подчиняют им свою волю.

Позднее Иисус говорит:

„Тем прославится Мой Отец, если вы принесете много плода и будете Моими учениками” (Иоан. 15:8).

Итак, по определению Иисуса, ученики прославляют Бога, когда приносят плоды.

Те, кто не приносит плода, не являются Его учениками. Более конкретно Иисус говорит об этом отличительном признаке Своих учеников в Евангелии от Луки 14:25-33. Сначала прочитаем 25-й стих.

„С Ним шло множество народа, и Он, обратившись, сказал им…”

Было ли Иисусу достаточно того, что за ним „следовали” огромные толпы? Достиг ли Он своей цели, приобретя такое множество народа?

Нет, Иисуса не удовлетворяло то, что люди толпились вокруг Него, слушали Его проповеди, видели Его чудеса и иногда ели пищу, которую Он им раздавал. Иисус ищет людей, любящих Бога всем своим сердцем, умом, душой и силой. Ему нужны люди, исполняющие Его заповеди. Ему нужны ученики. Итак, обращаясь к следовавшим за ним, Он сказал:

„Если кто приходит ко мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни свой, тот не может быть моим учеником” (Лук. 14:26).

Все предельно ясно: чтобы быть учеником Иисуса, надо выполнять определенные требования. Но должны ли ученики ненавидеть тех людей, кого, вроде бы, должны любить больше всего? Это выглядит противоречиво, так как Писание повелевает нам любить родителей, жен, мужей и детей.

Видимо, Иисус говорил иносказательно, чтобы подчеркнуть определенную мысль. Но одновременно, он имел ввиду и то, что сказал: если мы хотим быть Его учениками, то должны любить Его превыше всего, гораздо больше, чем людей, которых мы любим естественной любовью. Ожидания Иисуса вполне оправданы, так как Он – Бог, которого мы должны любить всем своим сердцем, умом и силой.

Не забывайте: задача служителя – воспитание учеников. То есть воспитание тех, кто любит Иисуса превыше всего, гораздо сильнее своих жен, мужей, детей или родителей. Было бы хорошо, если бы каждый служитель, читающий эти строки, спросил себя: „Каковы мои успехи в воспитании таких людей?”

Как определить человека, любящего Иисуса? Иисус сказал в Евангелии от Иоанна 14:21: „Если вы любите меня, то исполняйте мои заповеди”. Поэтому вполне разумно допустить, что если человек любит Иисуса больше, чем свою жену, мужа, детей или родителей, то это выразится в соблюдении Его заповедей. Ученики Иисуса исполняют Его заповеди.

Второе требование

Иисус продолжал говорить народу, следовавшему за ним в тот день:

„Кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть моим учеником” (Лук. 14:27).

Это второе требование Иисуса к Своим ученикам. Что это значит? Может быть, от учеников в буквальном смысле требуется носить с собой толстые бревна? Нет, Иисус говорит образно.

Во времена Иисуса большинство преступников приговаривалось к смерти на кресте. Римляне распинали преступников за чертой города, что делало наказание более жестоким и служило устрашением для других.

По этой причине я предполагаю, что фраза „нести свой крест” была распространенным выражением в те дни. Каждый распинаемый слышал, как римский солдат говорил ему: „Возьми свой крест и иди за мной”. Это были ужасающие слова, означавшие начало предсмертной агонии для осужденного. Поэтому данное выражение могло стать повседневным выражением, означающим: „Безропотно принимай неизбежные трудности”.

Я представляю, как отец говорит сыну: „Сынок, я знаю, что ты не любишь чистить сточную канаву. Это вонючая и грязная работа. Но в этом месяце твоя очередь, поэтому возьми свой крест. Иди, почисти помойную яму”. Я представляю, как жены говорили своим мужьям: „Дорогой, я знаю, что ты не хочешь платить налоги римлянам. Но сегодня день уплаты налогов и сборщик налогов придет к нам. Поэтому возьми свой крест. Иди, заплати ему”.

Взять крест – значит отвергнуть себя, и Иисус говорит об этом в Евангелии от Матфея 16:24: „Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною”. Это можно перефразировать: „Если кто-нибудь хочет пойти за мной, пусть отложит в сторону свое расписание, смирится с неизбежными трудностями, связанными с этим решением, и последует за Мной”.

Итак, истинные ученики желают страдать ради следования за Иисусом. Они уже подсчитали стоимость своего решения, перед тем, как принять его, и, зная, что трудности будут неизбежными, с решимостью ринулись вперед, чтобы до конца пройти всю дистанцию. Такое толкование подтверждается тем, что Иисус говорит далее о цене следования за ним. Он приводит два примера:

Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он то, что нужно для построения ее, дабы, когда положит фундамент и не сможет завершить строительство, все не стали смеяться над ним, говоря: „Этот человек начал строить и не мог окончить?” Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, сможет ли он с десятью тысячами воинов противостоять идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посла, прося о мире.

Мысль Иисуса предельно ясна: „Если хочешь быть моим учеником, сначала прикинь цену, чтобы тебе не сойти с дистанции, когда придут трудности. Ученики готовы переносить тяготы и лишения, сопровождающие всех, идущих за мной”.

Третье требование

Иисус выдвигает еще одно требование к ученичеству:

„Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть моим учеником” (Лук. 14:33).

Опять же напрашивается вывод, что Иисус говорил в переносном смысле. Естественно, не нужно раздавать все, что у нас есть, просто для того, чтобы остаться без крыши, одежды и пищи. Но мы должны отречься от нашего имущества в том смысле, что права собственности теперь принадлежат Богу, а не нам и что теперь мы служим не маммоне, а Богу посредством нашего имущества. Конечным результатом может быть, конечно, избавление от ненужных вещей, для того, чтобы жить скромной жизнью дарителя, как это делали христиане во дни Деяний апостолов. Быть учеником Христа – значит следовать его заповедям, а Он заповедовал своим последователям собирать сокровища не на земле, а на небесах.

Иными словами, если я хочу быть учеником Иисуса, то должен приносить плод. Я должен любить Его наивысшей любовью, гораздо больше, чем членов моей собственной семьи. Я должен принимать неизбежные трудности, являющиеся результатом моего решения следовать за Ним. Мой доход и имущество тоже должны служить ему. (Многие из Его заповедей говорят об этом. Поэтому бессмысленно говорить: „Если бы Господь сказал мне, что делать со своими вещами, я бы сделал это”).

Именно таких последователей Христа мы, как служители, должны воспитывать! Это задание дал нам Сам Бог! Мы должны быть служителями, созидающими учеников!

Эта фундаментальная истина остается незамеченной многими служителями по всему миру. Если они будут развивать только свое служение, то так же как и я, окажутся очень далеко от того, чего от них ожидает Бог. Когда я честно оценил уровень посвящения людей в моей церкви, то тех, кого можно было бы назвать учениками Христа, оказалось немного.

Пастор, посмотри на свою церковь. Сколько в ней тех, кого Иисус считает Своими учениками, в соответствии с критериями, изложенными в Евангелии от Луки 14:26-33? Евангелист, являются ли результатом твоей проповеди люди, исполняющие Его заповеди?

Лучше дать оценку нашему служению сейчас, чем потом, на суде. Если я уклонился от Его цели, то лучше обнаружить это сейчас, чем потом, не так ли?

Последняя отрезвляющая мысль

Как мы видим из Евангелия от Луки 14:26-33, Иисус хочет, чтобы люди становились Его учениками. Насколько это важно – стать Его учеником? Иисус дает ответ на этот вопрос в конце своей проповеди в 14-ой главе Евангелия от Луки:

„Соль – добрая вещь; но если соль потеряет силу, чем исправить ее? Ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее. Кто имеет уши слышать, да слышит!” (Лук. 14:34-35).

Соль должна быть соленой. Соль должна быть солью. Если она теряет свой вкус, то уже ни на что не годится и ее выбрасывают.

Какое отношение это имеет к ученичеству? Так же как соль должна быть соленой, Иисус ожидает, чтобы люди становились Его учениками. Поскольку Он – Бог, то наша единственная разумная обязанность – любить Его превыше всего, взять наш крест и отречься от наших богатств. Если мы не становимся Его учениками, то отвергаем саму причину, по которой Он нас сотворил. Мы ни на что не годимся, и достойны лишь быть выброшенными прочь. Это не очень похоже на то, что мы пойдем на небеса, не так ли?

В другом месте Иисус говорит ученикам (см. Матф. 5:1):

„Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям” (Матф. 5:13).

Это отрезвляющее предупреждение. Во-первых, только „соленые” (естественно в переносном смысле, что означает „преданные послушанию”) могут быть полезны для Бога. Остальные „ни к чему не годны, как разве выбросить их вон на попрание людям”. Во-вторых, „соленое” может перестать быть „соленым”, в противном случае Иисус не предупреждал бы об этом своих учеников. Насколько это противоречит тому, что многие проповедуют сегодня, говоря, что верующий „обречен” на жизнь в небесах и что спасение потерять невозможно. Эти ошибочные идеи мы рассмотрим в дальнейших главах.

 


[1] В этой книге я обращаюсь к служителям с помощью местоимения „он” исключительно из соображений постоянства и потому, что большинство таких служителей, как пасторы, является мужчинами. Однако, я вижу из писания, что Бог может призывать на такое служение и женщин, и я знаком с некоторыми из них, успешно несущими свое служение. Об этом пойдет речь в главе „Женщины в служении”.

ПРАВИЛЬНОЕ НАЧАЛО

Глава вторая

 

Говоря библейским языком, ученик – это человек, искренне верующий в Иисуса Христа, это тот, кто пребывает в Его слове и постоянно движется вперед в деле освобождения от греха. Ученик – это тот, кто учится соблюдать заповеди Христа и любит Иисуса больше, чем свою семью, комфорт, имущество, и чей стиль жизни свидетельствует о любви. Настоящие ученики Иисуса любят друг друга и это видно из практической жизни. Они приносят плоды[1]. Именно такие люди нужны Иисусу.

Естественно, те, кто не является Его учениками, не могут воспитать учеников для Него. Поэтому прежде, чем пытаться созидать учеников для него, мы должны быть уверены в том, что сами являемся Его учениками. Если взвесить дела некоторых служителей на весах библейской истины, то они окажутся не соответствующими Его стандартам. Такие люди никогда на произведут на свет учеников Христа, они даже и пытаться не будут. Они сами недостаточно преданы Иисусу Христу для того чтобы переносить трудности, связанные с воспитанием истинных учеников.

Начиная с этого момента, я буду считать тех, кто продолжает читать эту книгу, учениками Господа Иисуса Христа, целиком преданными послушанию Его заповедям. В противном случае, нет никакого смысла продолжать читать до тех пор, пока Вы не примете необходимого решения стать истинным учеником. Не ждите! Падите на колени и покайтесь! По Своей чудесной благодати Бог простит Вас и сделает новым творением во Христе!

Кто такой ученик

Несмотря на то, что Иисус ясно определил, каким должен быть ученик, многие заменили Его определение своим собственным. Например, для некоторых слово „ученик” является термином, означающим любого человека, исповедующего христианство. Но в таком случае слово „ученик” лишается своего библейского значения.

Другие считают ученичество вторичным, дополнительным и необязательным шагом для верующих, „обреченных” на жизнь в небесах. Они думают, что человек может верить, уверенно идти в небеса и одновременно не быть учеником Иисуса! Поскольку требования Иисуса, изложенные в писании игнорировать нелегко, появилось учение о двух уровнях христианства: верующие, которые просто верят в Иисуса, и ученики, которые верят и идут за Ним. Часто приходится слышать, что существует много верующих и мало учеников, но что и те и другие идут на небо.

Подобные доктрины аннулируют повеление Христа о воспитании учеников. Если для того, чтобы стать учеником, требуется самоотречение и даже прохождение через трудности, и если, одновременно ученичество является необязательным, то, естественно, подавляющее большинство людей решит не становиться учениками, особенно если они считают, что их ждут на небесах и без какого-то там ученичества.

Есть очень серьезные вопросы, которые мы должны задать. Учит ли писание, что человек идет на небеса, не являясь учеником Иисуса Христа? Является ли ученичество необязательным шагом для верующего? Существуют ли два вида христиан – непосвященные верующие и посвященные ученики?

Ответ на все эти вопросы – НЕТ. Нигде в Новом Завете мы не видим двух категорий христиан – учеников и верующих. Читая Деяния апостолов, мы не находим упоминания об учениках как о каком-то особом, высоком классе верующих. Всякий, кто веровал в Иисуса, являлся Его учеником.[2] Фактически, учеников впервые назвали христианами в Антиохии (Деян. 11:26).

Интересно заметить, что греческое слово, переведенное как ученик (mathetes), встречается в Новом Завете 261 раз, тогда как слово, переведенное как верующий (pistos) – только девять раз ( в соответствии с англоязычным переводом New American Standard – прим. переводчика). Греческое слово, переведенное как „христианин” (Christianos), встречается всего три раза. Для того, кто честно ищет ответ на этот вопрос, этих фактов должно быть достаточно, чтобы понять, что в те дни верующие в Иисуса считались Его учениками.

Позиция Иисуса

Иисус, конечно же, не считал, что для верующего быть учеником не обязательно и вторично. Три требования к ученикам, изложенные в Евангелии от Луки 14, не являются предложением присоединиться к более высокому рангу посвящения. Эти слова были адресованы ко всем. Ученичество – это первый шаг на пути к отношениям с Богом. Более того, вот что говорится в 8-й главе Евангелия от Иоанна:

„Когда Он говорил это, многие уверовали в Него. Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными” (Иоан. 8:31-32).

Никто не может отрицать тот факт, что Иисус говорит недавно уверовавшим людям о том, что им надо стать Его учениками. Иисус не сказал этим новообращенным: „Когда-нибудь в будущем вы, может быть, захотите перейти на новый уровень посвящения и станете Моими учениками”. Нет, Он говорил с ними уже как с учениками, как если бы слова „верующий” и „ученик” были синонимами. Он сказал этим новообращенным, что быть учеником – значит пребывать в Его слове, результатом чего будет освобождение от греха (см. Иоан. 8:34-36).

Иисус знал, что одно исповедание веры не является достаточной гарантией того, что человек действительно уверовал. Также Он знал, что тот, кто по-настоящему уверовал, будет действовать соответственно – он немедленно станет Его учеником, желающим слушаться Его и угождать Ему. Такой верующий-ученик будет пребывать и жить в Его слове. И по мере изучения Его заповедей он будет познавать Его волю, что приведет к постепенно возрастающей свободе от греха.

Вот почему Иисус немедленно предлагает этим новым верующим проанализировать себя. Его высказывание „ЕСЛИ пребудете в слове Моем, ТО ВЫ истинно Мои УЧЕНИКИ” свидетельствует о том, что Он допускал, что они могли и не быть Его истинными учениками, а только исповедующими верующими. Они могли обманывать сами себя. Только по прохождении экзамена у Иисуса они могли быть уверены в том, что действительно являются Его учениками. (И как мы видим из продолжения диалога в Иоан 8:37-59, у него были весомые причины для того, чтобы сомневаться в их искренности).[3]

Наше ключевое место писания, Евангелие от Матфея 8:37-39, разбивает теорию о том, что ученики представляют какой-то высший класс посвященных верующих. Иисус повелел в Своем Великом Поручении чтобы ученики крестились. Из Деяний апостолов мы видим, что апостолы не ждали „второго этапа радикального посвящения”, для того, чтобы крестить уверовавших. Фактически, апостолы крестили новых верующих практически сразу после их обращения. Они верили, что все истинные верующие – ученики.

Таким образом, теория тех, кто думает что ученики – это особый разряд посвященных верующих, обнаруживает свою несостоятельность. Большинство из них крестит всякого, кто исповедует веру в Иисуса, не ожидая, когда те достигнут высокого уровня „ученика”. Но если они действительно верят в то, что проповедуют, то должны крестить только достигших уровня ученичества, а таких среди них окажется очень немного.

Еще один удар по этой дьявольской теории: если ученики и верующие не одно и то же, тогда почему Иоанн пишет, что любовь к братьям является определяющим знамением рожденного свыше верующего (Иоан. 13:35)?

Происхождение этого ложного учения

В писании мы не видим разделения христиан на два класса – верующих и учеников. На чем же основывается такое мнение? Ответ таков: эта доктрина зиждется на лжеучении о спасении, которое утверждает, что требования, предъявляемые к ученичеству, противоречат спасению через благодать. Отсюда возникает вывод, что требования, предъявляемые к ученичеству, не являются требованиями, предъявляемыми ко спасению. Таким образом, получается, что верующий, спасенный через благодать, и которому гарантированы небеса, должен предпринять дополнительные шаги посвящения, чтобы стать учеником.

Смертоносная несостоятельность этого учения проявляется в свете Писания, которое неоднократно опровергает его. Что может быть яснее сказанного Иисусом в конце нагорной проповеди, после того, как Он перечислил ряд Своих заповедей?

„Не всякий, говорящий Мне: „Господи! Господи!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного” (Матф. 7:21).

Очевидно, в этом и во многих других местах Писания Иисус ставит спасение в зависимость от послушания. Каким же образом уравновесить эти места писания с утверждением той же Библии, что спасение дается через благодать? Это достаточно просто. Бог, по Своей великой благодати, временно дает каждому возможность покаяться, уверовать, родиться свыше и получить силу, для того, чтобы жить в послушании Духу Святому. Итак, спасение – по благодати. Без благодати никто не смог бы спастись, потому что все согрешили. Грешники не могут заслужить спасения. Поэтому им нужна Божья благодать, чтобы спастись.

Божья благодать в отношении нашего спасения проявляется самыми различными способами. Она проявляется в смерти Иисуса на кресте, в Божьем призыве к нам через Евангелие, в привлечении нас ко Христу, в обличении нас в грехе, в дарованной возможности покаяться, в нашем перерождении и наполнении нас Духом Святым, в разрушении силы греха над нашими жизнями, в силе, данной нам для достижения святости, в наказании за грех и т.д. Ни одно из этих благословений не может быть заработано. Мы спасены благодатью от начала до конца.

Но в соответствии с Писанием, спасение приходит не только через благодать, но и через веру: „Благодатию вы спасены, через веру” (Еф. 2:8). Оба компонента необходимы и не исключают друг друга. Для спасения человека нужны и благодать, и вера. Бог простирает к нам Свою благодать, а мы отвечаем Ему верой. Настоящая вера проявляется в послушании Божьим заповедям. Как писал Иаков во второй главе своего послания, вера без дел мертва, бесполезна и не может спасти (см. Иак. 2:14-26).[4]

Истина заключается в том, что Божья благодать никогда никому не давала лицензии на грех. Правильнее сказать, что Божья благодать дает людям временную возможность покаяться и родиться свыше. После смерти уже нет возможности покаяться и возродиться свыше, поэтому Божья благодать больше не действует. Поэтому Его спасительная благодать временна.

Женщина, которую Иисус спас благодатью через веру

Идеальная иллюстрация спасения через благодать представлена в истории с женщиной, уличенной в прелюбодеянии. Иисус сказал ей: „И Я не осуждаю тебя (это – благодать, потому что она заслуживала осуждения); иди и впредь не греши” (Иоан. 8:11). Иисус отпустил ее на свободу, когда она заслуживала смерти. Но отпуская ее, Он предупредил: „Впредь не греши”. Именно эти слова Иисус говорит каждому грешнику в мире – „Я не осуждаю тебя. Ты заслуживаешь смерти и вечного осуждения в аду, но Я оказываю тебе милость. Но моя благодать временна, поэтому покайся. Перестань грешить сейчас, пока моя благодать не кончилась и ты не предстал перед судом как виновный грешник”.

Давайте представим, что женщина покаялась, пока Иисус говорил с ней. Если она покаялась, то была спасена благодатью через веру. Она была спасена благодатью, потому что, будучи грешницей, она никогда не смогла бы спастись без благодати. Она никогда не смогла бы сказать, что заработала свое спасение. Она была спасена через веру, потому что поверила в Иисуса и, следовательно, в то, что Он ей сказал. Она вняла Его предупреждению и отвернулась от греха, пока не стало слишком поздно. Всякий, по-настоящему верующий в Иисуса, покается, потому что Иисус предупреждал, что если люди не покаются, то погибнут (см. Лук. 13:3). Иисус также торжественно объявил, что только те, кто исполняет волю Отца, попадут на небеса (Матф. 7:21). Если человек действительно верит в Иисуса, то серьезно отнесется к Его предупреждениям.

Но давайте предположим, что прелюбодейка не раскаялась в своем грехе. Она продолжала грешить, а затем умерла и предстала перед судом Христовым. Представьте, что она говорит: „О, Иисус, я так рада, что наконец увидела Тебя! Я помню, как Ты не осудил меня за мой грех, когда меня привели к Тебе на земле! Конечно же, Ты все такой же милостивый. Ты не осудил меня тогда, не осудишь и сейчас!”

Как вы думаете, пригласит ли Иисус эту женщину на небеса? Ответ очевиден. Павел предупреждал: „Не обманывайтесь: ни блудники, … ни прелюбодеи, … Царства Божия не наследуют” (1 Кор. 6:9-10).

Все вышесказанное означает, что сказанное Иисусом является требованием к настоящей вере в Него, к вере, которая становится спасающей верой. И всякий, кто имеет спасающую веру, спасен благодатью через веру. Не существует никакого библейского основания для того, чтобы утверждать, что требования Иисуса к ученичеству не соответствуют требованиям ко спасению из-за того, что спасение приходит через благодать. Ученичество не является необязательным шагом для верующих, идущих на небеса. Наоборот: ученичество – это свидетельство о наличии истинной спасающей веры.[5]

Итак, для того, чтобы служитель был успешен в Божьих глазах, он должен правильно начать процесс воспитания учеников через проповедь истинного Евангелия, призывая людей к послушной вере. Когда служители продвигают лжеучение о том, что ученичество – это только дополнительный шаг посвящения для тех, кто и так уже практически на небесах, они противоречат Великому Поручению Христа и несут лжеевангелие, проповедуя ложную благодать. Только истинные ученики Христа практикуют спасающую веру и идут на небеса, как сказал Иисус: „Не всякий, говорящий Мне: „Господи! Господи!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного” (Матф. 7:21).

Новое лжеевангелие

Из-за ложного понимания роли благодати в спасении современное Евангелие было лишено существенных библейских элементов, потому что они оказались несовместимыми с проповедью о благодати. Но лжехристианство может произвести только лжехристиан. Поэтому подавляющий процент „новообращенных” уже через несколько недель после того, как они „приняли Христа”, не приходит в церковь. Более того, многих из тех, кто приходят в церковь, невозможно отличить от невозрожденных людей, так как они ведут тот же образ жизни и совершают те же грехи, что и неверующие. Это происходит потому, что они на самом деле не верят в Господа Иисуса Христа и не были рождены свыше.

Один из тех существенных элементов, которого сегодня лишено современное Евангелие, это – требование раскаяться. Многие служители думают, что если они велят людям перестать грешить (как Иисус сказал женщине, уличенной в прелюбодеянии), то получится, что спасение дается не по благодати, а по делам. Но это неверно, так как Иоанн Креститель, Иисус, Петр и Павел провозглашали покаяние, как абсолютную необходимость для получения спасения. Если проповедь о покаянии каким-то образом отвергает Божью благодать, то Иоанн Креститель, Иисус, Петр и Павел тоже отвергали благодать. Однако они понимали, что Божья благодать дает людям временную возможность для покаяния, а не постоянную возможность грешить.

Центральной мыслью проповеди Иоанна Крестителя было покаяние (см. Лук. 3:1-18). Те, кто не покается, пойдут в ад (см. Матф. 3:10-12; Лук. 3:17).

Иисус проповедовал о покаянии с самого начала Своего служения (см. Матф. 4:17). Он предупреждал людей, что если они не покаются, то погибнут (см. Лук. 13:3, 5).

Когда Иисус послал двенадцать учеников проповедовать в различных городах, то „они пошли и проповедовали покаяние” (Марк. 6:12).

После своего воскресения Иисус сказал двенадцати нести весть о покаянии по всему миру, потому что это есть ключ, открывающий путь к прощению:

„И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима” (Лук. 24:46-47).

Апостолы послушались повеления Иисуса. Когда Петр проповедовал в День Пятидесятницы, обличенные слушатели поняли, Кого они недавно распяли, и спросили Петра, что им теперь делать. И он сказал им, что в первую очередь они должны покаяться (см. Деян. 2:38).

Вторая публичная проповедь Петра в притворе Соломоновом была похожа на первую. Грехи не могут быть изглажены без покаяния:[6]

„Итак, покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши” (Деян. 3:19).

Когда Павел предстал перед царем Агриппой, то заявил, что его Евангелие всегда содержало весть о покаянии:

„Поэтому, царь Агриппа, я не воспротивился небесному видению, но сперва жителям Дамаска и Иерусалима, потом всей земле Иудейской и язычникам проповедовал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния” (Деян. 26:19-20).

В Афинах Павел предупредил своих слушателей о том, что каждый из них предстанет пред судом Христовым и те, кто не покается, не будут готовы к тому дню:

„Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых” (Деян. 17:30, 31).

В своей прощальной проповеди ефесянам, Павел упоминает покаяние наряду с верой, как существенную часть своего послания:

„Я не пропустил ничего.., возвещая Иудеям и Еллинам покаяние пред Богом и веру в Господа нашего Иисуса Христа” (Деян. 20:20,21).

Всего вышеперечисленного должно быть достаточно для того, чтобы убедить любого в том, что если необходимость покаяния не проповедана, то и настоящее Евангелие не проповедано. Отношения с Богом начинаются с покаяния. Без него нет прощения грехов.

Искаженное понимание покаяния

Даже несмотря на такое количество доказательств в Писании, некоторые служители все еще находят способ отрицать необходимость покаяния, приспосабливая истинный смысл сказанного к своему ложному пониманию Божьей благодати. По их определению, покаяние – это просто изменение понимания о том, кто такой Иисус, которое необязательно воздействует на изменение поведения человека.

Чего же ожидали от людей проповедники Нового Завета, когда предлагали им покаяться? Призывали ли они людей просто к изменению отношения к Иисусу или все-таки призывали их изменить свое поведение?

Павел верил, что истинное покаяние требовало изменения поведения. Мы уже читали о том, как он свидетельствовал перед царем Агриппой:

„Я не воспротивился небесному видению, но сперва жителям Дамаска и Иерусалима, потом всей земле Иудейской и язычникам проповедовал, чтобы они покаялись и обратились к Богу, делая дела, достойные покаяния” (Деян. 26-19, 20).

Иоанн Креститель тоже верил, что покаяние – это больше, чем просто изменение точки зрения относительно некоторых вопросов в области теологии. Когда обличенные им слушатели ответили на призыв покаяться и спросили, что им теперь делать, он перечислил им ряд вещей, в которых они должны были изменить свое поведение (см. Лук. 3:3, 10-14). Он так же обличал фарисеев и саддукеев за внешние признаки покаяния и предупреждал их об адском пламени в случае, если они не покаются по-настоящему:

„Порождения ехиднины! Кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния… Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь” (Матф. 3:7-10).

Иисус проповедовал то же послание о покаянии, что и Иоанн (см. Матф. 3:2; 4:17). Он говорил, что Ниневия покаялась от проповеди Ионы (см. Лук 11:32). Всякий, кто когда-либо читал книгу Ионы, знает, что ниневитяне сделали гораздо больше, чем просто изменили свое мышление. Они так же изменили свой образ действий, отвернувшись от греха. Иисус называет это покаянием.

Библейское покаяние – это добровольное изменение поведения в ответ на настоящую веру, рожденную в сердце. Когда служитель проповедует Евангелие, не упоминая о необходимости изменения поведения, что является признаком покаяния, то он, фактически, действует наперекор видению Христа в отношении Своих учеников. Более того, он обольщает своих слушателей, говоря им что они могут спастись без покаяния и обрекает их на осуждение, если они верят ему. Он работает на сатану против Бога, осознает он это или нет.

Если служитель намерен воспитывать учеников как повелел Иисус, то он должен правильно начать этот процесс. Если он не проповедует истинное Евангелие, призывающее людей к покаянию и послушной вере, то его служение потерпит крах, не смотря на успех в глазах людей. У него может быть большая церковь, но он строит ее из дерева, сена и соломы и качество его работы будет проверено в будущем при прохождении через огонь (см. 1 Кор. 3:12-15).

Иисус призывает к посвящению

Иисус не только призывал неспасенных людей отвернуться от греха, но и предлагал им принять немедленное решение следовать за Ним. Он никогда не предлагал дешевого спасения, как это часто делается сегодня. Он никогда не предлагал людям „принять” Себя, обещая им прощение, чтобы затем они решили по своему желанию, слушаться им Его, или нет. Иисус требовал, чтобы самый первый шаг был шагом посвящения от всего сердца.

Грустно признавать, что призыв Иисуса следовать за Ним, не считаясь с ценой, часто просто-напросто игнорируется исповедующими христианами. Или если этот призыв и признается, как правильный и направленный на углубление отношений с Богом, то в их умах все равно сидит убеждение, что они вправе принимать его или отвергать по своему выбору. И в большинстве случаев они его отвергают.

Давайте рассмотрим один из призывов Иисуса ко спасению, который часто истолковывается, как призыв к более глубокому хождению, якобы адресованный к уже спасенным людям:

„И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами” (Марк 8:34-38).

Кому адресованы эти слова? К неспасенным или к наиболее посвященным верующим? Если мы будем честно читать, то ответ очевиден.

Во-первых, заметьте, что множество народа, с которым говорил Иисус, состояло из народа и учеников (стих 34). Естественно, весь народ не был его учениками. Он намеренно говорил об этом в их присутствии. Он хотел, чтобы все – и случайные прохожие и серьезные последователи – слышали то, что Он сейчас скажет. Заметьте, что Он начал со слова „кто” (стих 34), что означает, что Его слова относились ко всем.

Если мы продолжим читать, то станет еще яснее, к кому обращался Иисус. Если говорить конкретно, то Его слова были обращены к каждому, кто желает: 1) следовать за Ним, 2) спасти свою жизнь, 3) не потерять свою душу и 4) быть среди тех, кого Он не постыдится, „когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами”. Эти четыре пункта представляют людей, желающих спастись. Существуют ли спасенные люди, не желающие следовать за Иисусом и спастись? Существуют ли истинные верующие, которые потеряют свои души, те, кто стыдятся Иисуса и Его слов и кого устыдится Иисус по своем возвращении? Очевидно, что в данном месте писания Иисус говорил о достижении вечной жизни.

Обратите внимание на слово „ибо”, повторяющееся несколько раз. Это значит, что каждая последующая мысль строится на предыдущей. Каждое предложение в этом отрывке должно рассматриваться в свете других. Держа эту мысль в уме, давайте проанализируем слова Иисуса – предложение за предложением.

Первое предложение

„Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною” (Марк 8:34).

Снова напомню, что слова Иисуса были адресованы к каждому, кто желает пойти за Ним, к каждому, кто хочет быть Его последователем. Это единственный тип взаимоотношений, который Иисус предлагает с самого начала.

Многие желают быть Его друзьями, не становясь Его последователями, но такой возможности не существует. Иисус никого не считал Своим другом, если тот не следовал за Ним. Однажды Он сказал: „Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам” (Иоан. 15:14).

Многие хотели бы быть Его братьями, не являясь Его последователями, но опять-таки, такой возможности не существует. Он никого не считает Своим братом, если тот не послушен Ему: „Кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь” (Матф. 12:50).

Многие хотят быть с Иисусом на небесах, не будучи Его последователями, но Иисус дал понять, что и это невозможно. На небо идут только те, кто послушен: „Не всякий, говорящий Мне: „Господи! Господи!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного” (Матф. 7:21).

В рассматриваемом предложении Иисус объяснил желающим следовать за ним, что они не смогут это сделать, если не отвергнут себя. Они должны отложить свои желания в сторону, подчинив их Его воле. Самоотречение и подчинение являются основой следования за Иисусом. Вот что значит „взять свой крест”.

Второе предложение

Второе предложение, произнесенное Иисусом, делает значение первого предложения еще яснее:

„Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее” (Марк. 8:35).

Предложение начинается со слова „ибо”, а это значит, что оно является продолжением предыдущего и вносит дополнительную ясность. Здесь Иисус противопоставляет двух людей, тех самых, что и в предыдущем предложении – того, который отречется себя, возьмет крест и последует за Ним, и другого, который ничего этого не сделает. Теперь они противопоставляются как один, который отдает свою жизнь ради Христа и Евангелия, а другой – нет. Если обратить внимание на связь между двумя предложениями, видно, что не отвергающий себя в первом предложении соответствует тому, кто хочет сохранить свою жизнь, но теряет ее. А тот, который в первом предложении отвергает себя, соответствует тому, кто отдает свою жизнь, но, в конечном счете, спасает ее.

Иисус не говорил о потере и приобретении жизни в физическом смысле. Последующие предложения показывают, что Иисус имел в виду вечное приобретение и вечную потерю. В похожем месте писания, записанном в Евангелии от Иоанна 12:25, говорится: „Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную”.

Человек в первом предложении, который не хотел отвергнуть себя, – это тот же самый человек из второго предложения, который хотел сохранить свою жизнь. Значит можно сделать вывод, что „сохранить свою жизнь” – значит сохранить свои планы относительно своей жизни. Это становится еще яснее при рассмотрении человека, отдающего свою жизнь ради Христа и Евангелия. Это тот, кто отвергает себя, берет свой крест, отменяет свои планы и живет ради исполнения и продвижения планов Христа и распространения Евангелия. Это тот, кто, в конце концов, сохранит свою жизнь. Человек, стремящийся в первую очередь угодить Христу, а не себе, обретет счастье на небесах, а тот, кто угождает себе, окажется несчастным в аду, потеряв всякую свободу следования своим собственным планам.

Третье и четвертое предложения

Теперь третье и четвертое предложения:

„Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?” (Марк. 8:36-37).

Мы рассмотрели человека, не желающего отвергнуть себя. Также он хочет сохранить свою жизнь, но, в конце концов, теряет ее. Теперь он предстает перед нами как человек, желающий следовать за тем, что предлагает ему этот мир, и в конце концов губит свою душу. Иисус обличает глупость этого человека, сравнивая цену его души с ценой мира. Это не поддается сравнению. Теоретически человек мог бы приобрести все, что есть в мире, но, если после этого он навсегда отправляется в ад, то совершает жесточайшую из всех возможных ошибок.

Из третьего и четвертого предложения мы видим, что мешает людям отвергнуть себя и стать последователями Христа. Это желание самоудовлетворения, исходящее от мира. Движимые любовью к себе, они отказываются идти за Христом и ищут удовлетворения своих греховных удовольствий, с которыми, из любви ко Христу, борются Его истинные последователи. Пытающиеся приобрести все ,что есть в этом мире, преследуют богатство, власть и престиж, в то время как истинные последователи Христа ищут в первую очередь Его Царства и Его праведности. Последние относятся к любому богатству, силе или престижу, как ко временно вверенным им Богом вещам, с тем, чтобы правильно и неэгоистично использовать их для Его славы.

Пятое предложение

Наконец, мы дошли до пятого предложения в рассматриваемом нами месте Писания. Еще раз обратите внимание на то, как оно связано с предыдущими предложениями словом „ибо”:

„Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами” (Марк. 8:38).

Перед нами все тот же человек, не отвергающий себя, живущий по своим планам, откликающийся на предложения мира сего и, в конечном счете, теряющий жизнь и губящий свою душу. Теперь он охарактеризован как человек, стыдящийся Христа и Его слов. Его стыд происходит из неверия. Если бы Он действительно верил, что Иисус – Божий Сын, то он без сомнения не устыдился бы ни Его самого, ни Его слов. Но он является представителем „прелюбодейного и грешного рода”, а Иисус устыдится его, когда придет. Очевидно, что Иисус не имеет ввиду спасенного человека.

Какой же следует вывод? Рассмотренное место Писания не может считаться призывом к более посвященной жизни, адресованным к тем, кто уже идет на небо. Очевидно, что здесь объясняется путь спасения путем сравнения тех, кто действительно спасен, и тех, кто не спасен. Истинно спасенный человек верит в Господа Иисуса Христа и отвергает себя ради Него, тогда как неспасенный человек не имеет веры, выражающейся в послушании.

Призыв к посвящению

Давайте рассмотрим еще один призыв Иисуса к посвящению, который есть ни что иное, как призыв ко спасению:

„Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко” (Матф. 11:28-30).

Евангелисты используют это место писания на своих служениях для призыва к спасению. Здесь Иисус говорит о покое для „труждающихся и обремененных”. Он не говорит о физическом покое для тех, кто физически устал, но речь идет об отдыхе их души. Неспасенные люди обременены чувством вины, страха и греха, и когда они доходят до изнеможения из-за этого, то становятся хорошими кандидатами для спасения.

Если такие люди хотят принять предлагаемый Иисусом покой, они должны действовать в соответствии с Его инструкциями. Они должны придти к нему и взять на себя Его иго (бремя).

Учителя лжеблагодати часто искажают очевидный смысл выражения „взять иго Иисуса”. Некоторые говорят, что речь шла о хомуте, надетом на Его шею, и именно поэтому Он сказал „Мое иго”. Вдобавок говорят, что речь шла о двойном хомуте, в котором вторая половина пустая, что она ждет, пока мы вставим в нее свою шею, и что Иисус обещает тянуть это бремя сам, так как сказал что Его иго легко. По этому учению получается, что мы просто должны стоять верой в одной упряжке с Иисусом, позволяя Ему сделать всю работу по нашему спасению, а сами будем наслаждаться всеми благословениями, данными нам по благодати! Такое истолкование, конечно же, достаточно натянуто.

Но когда Иисус говорил об уставших людях, которые должны взять Его иго, Он имел в виду, что они должны покориться Ему, сделать Его своим начальником, позволить ему направлять их жизнь. Вот почему Иисус сказал, что мы должны взять Его иго и научиться от Него. Неспасенные люди – как дикие быки, идущие своим собственным путем и управляющие своими жизнями. Когда они принимают иго Иисуса, они отдают весь контроль Ему. И причина, по которой Его иго – благо и бремя легко, состоит в том, что Он дает нам силу к послушанию Ему через Духа Святого, живущего в нас.

Таким образом, мы видим, что Иисус снова призывает изможденных и уставших людей ко спасению через подчинение и признание Его как Господа.

Подведение итогов

Все вышесказанное говорит о том, что по-настоящему успешный служитель – это тот, кто послушен заповеди Христа о воспитании учеников, и который понимает, что покаяние, посвящение и ученичество не являются возможностями, предлагаемыми на выбор. Они, скорее, являются выражением наличия спасающей веры. Следовательно, успешный служитель – это тот, кто проповедует неспасенным людям библейское Евангелие. Он призывает их покаяться, следовать за Иисусом и не уверяет непосвященных в их спасении.


[1] Это определение следует из прочитанного нами в 28:18-20, Иоан. 8:31-32; 13:25, 15:8 и Лук. 14:25-33.

[2] Ученики упоминаются в Деян. 6:1, 2, 7; 9:1, 10, 19, 25, 26, 36, 38; 11:26, 29; 13:52; 14:20, 21, 22, 28; 15:10; 16:1; 18:23, 27; 19:1, 9, 30; 20:1, 30; 21:4, 16. Верующие упоминаются только в Деян. 5:14; 10:45 и 16:1. В Деян. 14:21, например, Лука пишет: „Проповедав Евангелие сему городу и приобретя довольно учеников…” Это значит, что когда Павел и Варнава проповедовали Евангелие, люди становились учениками немедленно, а не позднее, по желанию.

[3]Данное место писания так же изобличает современную практику уверения новообращенных в их спасении. Иисус не уверял исповедующих новообращенных в том, что они спасены только потому, что помолились короткой молитвой обращения и выразили на словах свою веру. Наоборот, Он учил их проверять истинность своего исповедания.

[4] Более того, в противовес тем, кто говорит что мы спасаемся только верой, независимо от дел, Иаков говорит, что мы не спасаемся верой, которая не имеет дел: „Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только?” Истинная вера никогда не может не сопровождаться делами.

[5] Важно так же осознать, что Павел так часто говорил о спасении через благодать, а не через дела, потому что ему приходилось постоянно сражаться с законниками того времени. Павел не собирался корректировать тех, кто считал, что святость необходима для того, чтобы пойти на небеса. Он сам верил и утверждал это. Скорее всего, он писал для тех, кто не имел никакого понятия о Божьей благодати в спасении и не видел причины для смерти Иисуса. Многие считали, что язычники не могут спастись, потому что они не имели понятия о возможности спасения от Бога через благодать. Некоторые думали, что обрезание, ритуалы и соблюдение закона (который они, кстати, не соблюдали) давали право на спасение и, таким образом, они аннулировали необходимость в смерти Иисуса на кресте.

[6] Так же, когда Бог открыл Петру, что язычники будут спасаться через веру, Петр сказал в доме у Корнилия: „Истинно познаю, что Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему” (Деян. 10:34,35). Петр также сказал в Деян. 5:32 что Бог дает Духа Святого „повинующимся Ему”. Во всех настоящих христианах живет Дух Святой (см. Рим. 8:9; Галл. 4:6).

ПРАВИЛЬНОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Глава третья

[1] как человека, служение которого сосредоточено на поместной церкви. Если он собирается воспитывать учеников, соблюдающих заповеди Христа, то что должно являться одной и его первейших задач? Первое, что приходит на ум – учить. Иисус сказал, что ученики созидаются через учение (см. Матф. 28:19-20). Одно из требований, предъявляемых к пресвитеру/пастору/епископу – это способность учить (см. 1 Тим. 3:2). „Пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении” (1 Тим. 5:17).

Следовательно, пастор должен оценивать каждую свою проповедь, задавая себе вопрос: „Как эта проповедь способствует воспитанию учеников?”

С другой стороны, ограничивается ли роль пастора только воскресными проповедями? Если он так думает, то упускает из вида тот факт, что, по писанию, в первую очередь, он должен учить своим примером и образом жизни. Воскресная проповедь – это всего лишь дополнение к его образу жизни, которым он учит других каждый день. Вот почему требования, предъявляемые к пресвитерам/пасторам/епископам должны больше относиться к их характеру, чем к талантам в области словесности и общения. Из пятнадцати требований, перечисленных в 1 Тим. 3:1-7, четырнадцать относятся к характеру и только одно к способности учить. Из восемнадцати требований к пресвитеру, перечисленных в послании к Титу 1:5-9, семнадцать относятся к характеру и только одно к способности учить. Павел пишет Тимофею: „Будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте” (1 Тим. 4:12). Затем он говорит: „Доколе не приду, занимайся чтением, наставлением, учением” (1 Тим. 4:13). Вы видите, что сначала речь идет о характере Тимофея, подчеркивая его важность, а затем о публичном служении учителя.

Петр пишет нечто похожее:

„Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду” (1 Пет 5:1-3).

Кто вдохновляет нас отвергнуть себя и последовать за Христом? Те, чьи проповеди нам нравятся, или те, чьими жизнями мы восхищаемся? Непосвященные пасторы никого не могут вдохновить на то, чтобы взять крест и последовать за Христом. Если такие пасторы иногда и проповедуют о посвящении Христу, то делают это смутно и обобщенно, иначе слушатели усомнятся в их искренности. Большинство из величайших христианских лидеров прошлого вспоминаются сегодня благодаря их самопожертвованию, а не проповедям. Их пример вдохновляет нас до сих пор, хотя они давно покинули этот мир.

Если пастор не является примером послушания как истинный ученик Иисуса Христа, то напрасно тратит время на чтение своих проповедей. Пастор, твой пример говорит в десять раз громче, чем твои проповеди. Вдохновляешь ли ты людей отвергнуть себя и следовать за Христом потому, что сам делаешь то же самое?

Но как может пастор учить людей через свой образ жизни, если люди знают его только как воскресного оратора? Самое близкое знакомство с ним – это пятисекундное рукопожатие при покидании церковного здания. Видимо, что-то не так с современной моделью пасторства.

Еженедельная воскресная проповедь

Пастор допускает большую ошибку, думая, что его учение состоит в еженедельном чтении лекций. Учение Иисуса состояло не только из публичных проповедей (кстати, в большинстве случаев они выглядят довольно короткими), но так же из личных бесед, которые начинали Его жаждущие познания ученики. Более того, эти беседы не ограничивались получасовой встречей раз в неделю в здании церкви, но происходили на берегу моря, в домах, по пути вдоль пыльных дорог. Жизнь Иисуса была у них на виду. Апостолы следовали той же модели. После пятидесятницы они учили „в храме и по домам” (Деян. 5:42). У них было ежедневное общение с общиной верующих. Павел так же учил „всенародно и по домам” (Деян. 20:20).

Если Вы – пастор, можете сравнить Ваше учение с учением Иисуса и первых апостолов. Может быть, Вы задумаетесь, то ли вы делаете, чего Бог от Вас хочет. Или вы просто продолжаете традиции, длившиеся на протяжении сотен лет? Если у Вас возникают подобные вопросы – это хорошо. Это очень хорошо. Это первый шаг в правильном направлении.

Может быть, вы уже пошли дальше. Может быть, Вы уже задаете себе вопрос: „Где взять время, чтобы учить людей по домам или демонстрировать им личный пример из моей повседневной жизни, чтобы я мог влиять на них?” Это прекрасный вопрос, потому что он может привести вас к дальнейшим рассуждениям относительно неправильных вещей в современном понимании роли пастора.

Может быть, Вы уже сказали: „Не думаю, что я хотел бы жить так близко с людьми из моей церкви. Меня учили в библейской школе, что никогда нельзя сходиться слишком близко с людьми из церкви, чтобы они не потеряли к тебе профессионального уважения”.

Подобная мысль показывает, что в современной церкви сегодня есть очень много неправильного. Иисус был настолько близок с двенадцатью, что один из них чувствовал себя довольно удобно, положив голову ему на грудь во время приема пищи (см. Иоан. 13:23-25). Фактически они провели вместе несколько лет, которые потребовались для того, чтобы удалить профессиональную дистанцию и эффективно послужить ученикам!

Сравнение современных и древних методов

Если наша цель состоит в воспитании учеников, то не стоит ли нам использовать для этого методы Иисуса? В Его случае они сработали очень хорошо. Онитак же очень хорошо сработали и в случае с апостолами.

А как насчет современных методов воспитания учеников, следующих заповедям Христа? Если современные исследования показывают, что нет практически никакой разницы между жизнью американцев, исповедующих христианство, и неверующими, то, наверное, настало время задать некоторые вопросы и заново перечитать Писание.

Вот вопрос, который мы должны задать себе, чтобы прояснить ситуацию: как первая церковь смогла воспитать учеников, не имея церковных зданий, профессионально обученного священства, библейских школ и семинарий, сборников псалмов и проекторов для высвечивания слов, беспроводных микрофонов и аппаратуры для размножения кассет, воскресных школ и молодежных служений, групп прославления и хоров, компьютеров и ксероксов, христианских радио и телевидения, сотен тысяч христианских книг и даже не имея личных Библий? Для воспитания учеников ни им, ни Иисусу ничего этого не требовалось. А поскольку ни одна из этих вещей не была необходима тогда, они не являются необходимыми и сегодня. Они могут играть вспомогательную роль, но не главную. На самом деле, многие из перечисленных вещей мешают нам созидать учеников. Позвольте привести вам два примера.

Давайте сначала рассмотрим современное требование, чтобы пастор, ведущий церковь, обязательно закончил библейскую школу или семинарию. Павел и понятия не имел об этом. Иногда, насадив церковь, он уходил из города на несколько недель или месяцев, а затем возвращался, чтобы назначить пресвитеров для присмотра за церковью (например, в Деян. 13:14-14:23). Это означало, что церкви, в отсутствие Павла не имели никакой установленной формы пасторства в течение недель или даже месяцев. Большинство пресвитеров были молодыми верующими, когда их назначали на пасторство. У них не было ничего похожего на двух- или трехгодичное обучение, призванное подготовить их к работе.

Таким образом, Библия учит, что пасторы/пресвитеры/епископы не нуждаются в двух или трех годах обучения для того, чтобы добиться успеха в своем служении. С этим фактом нельзя поспорить. Но сегодняшнее требование звучит так: „Если ты хочешь быть лидером в церкви, тебе нужны годы официального обучения”.[2] Это замедляет процесс воспитания лидеров, замедляет процесс воспитания учеников и замедляет рост церкви. Интересно, сколько времени понадобилось бы американским компаниям Avon и Amway для развития рынка, если бы они требовали от каждого продавца переехать со всей своей семьей на три года в другой город, перед тем, как доверить им продажу духов или мыла?

Некоторые возразят: „Но ведь пасторство – это такое трудное дело!”, „Библия говорит, что нельзя назначать новообращенных на ответственные посты в церкви” (см. 1 Тим. 3:6).

Во-первых, кто такой новообращенный? Мнение Павла на этот счет явно расходилось с нашим, так как он назначал на должность пресвитера/пастора/епископа тех, кто уверовал всего несколько месяцев назад.

Во-вторых, причина, почему современные пасторы представляют из себя таких непростых и сложных людей в том, что современная модель церкви и служения далека от библейской модели. Мы настолько все усложнили, что выдержать современные требования могут только супермены!

Другие говорят: „Не дай Бог, чтобы церковью управляли люди без специального образования! Необученный пастор введет церковь в лжеучение!”

Но, видимо, Павла это не волновало. Правда заключается в том, что сегодня мы видим пасторов, отучившихся в библейских школах и семинариях, которые не верят в рождение от девы, оправдывают гомосексуализм, учат, что Бог хочет, чтобы у каждого была роскошная машина, проповедуют, что одни заранее осуждены, а другие будут спасены без какого-либо послушания Христу. Современные библейские школы и семинарии часто служат к углублению лжеучения, и профессиональное пасторство способствует этому.

Обычные члены церкви боятся обличать их, потому что те учились в семинарии и могут привести больше мест писания в доказательство своей позиции. Более того, многие лидеры, уча ложным доктринам, отделили свои церкви от остального тела Христова. Доходит до того, что они во всеуслышание заявляют о том, чем они отличаются от остальных, вывешивая надписи на своих церквях, гласящие на весь мир: „Мы не такие, как другие христиане”. Всякого, не соглашающегося с их учением, они классифицируют как несущего разделение. Инквизиция до сих пор еще жива и здорова, и ею управляют люди с дипломами. Могут ли эти люди подавать пример миру любовью, которую они должны иметь между собой?

Сегодня христиане выбирают церковь в зависимости от конкретных учений и теологии, а не от правильного стиля жизни, и все это из-за того, что библейская модель была утрачена.

Библейская альтернатива

Вы спросите: „Неужели ты считаешь, что можно доверять церковь людям, уверовавшим три месяца назад?” (Кстати, именно это Павел и делал). Да, но только, если эти верующие соответствуют библейским нормам, предъявляемым к пресвитерам/епископам, и только, если им доверяют те церкви, которые созданы по библейскому образцу. Это означает, что церковь должна быть насаждена недавно и подчинена зрелому служителю, такому, как апостол, который может здраво поддерживать ее.[3] В таком случае эти молодые пресвитеры не будут одиноки.

Во-вторых, собрание должно быть небольшим, чтобы собираться по домам, как это делали ранние церкви.[4] Такими церквями гораздо проще управлять. Может быть, поэтому одно из требований к пресвитерам/епископам заключается в том, чтобы они хорошо управляли домом своим (см. 1 Тим. 3:4-5). Руководство маленькой „семьей веры” не намного сложнее управления семьей.

В третьих, собрание должно состоять из людей, которые ответили на библейское Евангелие, и которые, следовательно, являются настоящими учениками Иисуса Христа. Это избавляет от всех трудностей, связанных с пасторством над „овцами”, которые по сути являются „козлами”.

И в четвертых, пасторы/пресвитеры/епископы должны следовать библейскому, а не культурному образцу. Это значит, что они не должны быть в центре внимания, как это сегодня делается в большинстве церквей.[5] Вместо этого они должны быть отдельными частями целого тела, смиренными слугами, учащими примером и словом, чья цель – воспитывать учеников, а не быть воскресными ораторами.

Если такая форма соблюдается, тогда некоторые „трехмесячные” верующие могут вести церковь.

Церковные здания

Ну, а что насчет церковных зданий? Это еще одна „необходимость”, без которой ранняя церковь справлялась достаточно хорошо. Помогают ли они процессу созидания учеников?

Когда я был пастором, то чаще чувствовал себя больше риэлтором, банкиром, бизнесменом и финансистом. Я мечтал о зданиях, искал дома, ремонтировал старые строения, арендовал помещения, строил новые здания, и ремонтировал их, когда дождь протекал сквозь трещины. Здание поглощает много времени и энергии. Причина, по которой я так сильно был поглощен проблемой зданий, состояла в том, что, как и большинство пасторов, я был уверен, что без здания, без места для проведения собраний, успеха быть не может.

Здания так же поглощают финансы, много финансов. (В США некоторые церкви тратят десятки миллионов долларов на свои здания). После того, как мои мечты осуществились, я стал часто мечтать о том дне, когда кредиты, взятые на здания, будут погашены, чтобы мы могли наконец тратить все эти деньги на служение. В то время, как я учил свою церковь правильно управлять финансами, я погрузил всех нас в долги! (Я послужил всем „достойным” примером.)

Большинство церковных зданий используются в течение двух часов один или два раза в неделю. Какая другая организация в мире строит здания, которые используются так мало? (Ответ: только культы и лжерелигии.)

Эта дыра в кошельке причиняет много проблем. Пастор, озабоченный зданием, всегда нуждается в потоке денег, и это воздействует на все, что он делает. Он пребывает в искушении заискивать перед богатыми (для которых дать не представляет никакой жертвы), идет на компромисс с учением, чтобы никого не обидеть, и извращает писание, чтобы оправдать свои поступки. Его проповеди касаются только тех тем, которые не могут помешать возрастать благосостоянию. Из-за этого христиане начинают думать, что самое главное в жизни верующего – это платить десятину (о которой Иисус говорил как об одной из меньших заповедей) и посещение церкви (где по воскресеньям собираются десятины). Это мало похоже на воспитание учеников. Но многие пасторы мечтают о церквях, где хотя бы половина людей будет верно делать только эти две вещи. Тогда он сможет писать книги и продавать свои секреты миллионам пасторов.

Но факт остается фактом: В книге Деяний апостолов нет ни одного случая, когда бы церковь строила или покупала здание. В большинстве случаев верующие встречались по домам.[6] Никогда не собирались средства в фонд строительства. Более того, никто не думал о строительстве церковных зданий, пока христианство не достигло возраста 300 лет, когда церковь заключила брак с миром через указ императора Константина. Триста лет! Только представьте, как это долго! И церковь интенсивно умножалась, даже во времена самых интенсивных гонений – и все это без зданий. Этот феномен повторялся много раз в веках. Недавно это произошло в Китае. Там больше миллиона домашних церквей.

Одиннадцать утра, воскресенье – священное время

Современные церковные здания, соответствующие американской модели, должны иметь достаточно отдельных помещений для различных служений и всех возрастных групп. Но во времена первой церкви о таком никто не слышал. Церковь была не раздроблена, но наоборот объединена во всех отношениях. Семья была единым целым и родительская духовная ответственность усиливалась с помощью церковной структуры, а не разлагалась ею, как это происходит сегодня.

Помогают или мешают созиданию учеников церковные здания? Глядя на историю, мы можем сказать, что без них воспитание учеников было более успешным по многим весомым причинам.

Встречи по домам в течение первых трех веков, состоящие из совместного радостного приема пищи, учения, песен, духовных даров, продолжавшиеся от трех до пяти часов, создавали прекрасную атмосферу для истинного духовного возрастания верующих. Члены тела Христова чувствовали себя участниками происходящего, глядя друг другу в глаза, в отличие от чувств современных верующих, вынужденных смотреть в затылки впереди сидящим, одновременно стараясь не пропустить шоу, которое разворачивается на сцене. Непринужденная атмосфера общего приема пищи вела к открытости, настоящим заботливым отношениям и истинному общению, которое ни в какое сравнение не идет с современным „общением”, слишком часто состоящим из короткого рукопожатия с человеком на ближайшей скамейке, когда пастор даст команду поприветствовать друг друга.

Учение больше было похоже на вопросы-ответы и на открытые дискуссии среди равных, чем на лекции, читаемые людьми в специальной одежде, театральными голосами, со сцены, возвышающейся над вежливой (и часто скучающей) публикой. Пасторы не готовили „воскресную проповедь”. Любой, (естественно, включая пресвитера/пастора/епископа) мог принять учение, данное Духом Святым.

Когда здание не вмещало слушателей, пастор не думал о приобретении другого, большего здания. Вместо этого они разделялись на два домашних собрания, и это был вопрос духовного характера, чтобы решить, где собираться в следующий раз, и кто будет корректировать собрание. К счастью, им не надо было анкетировать присутствующих, чтобы выяснить их философско-доктринальные убеждения и разработать теорию роста церкви. Среди них были люди, воспитанные на практике и желающие помогать пасти стадо, членов которого они уже хорошо знали. Эта новая домашняя церковь имела удобную возможность достичь людей в новой области и продемонстрировать неверующим, кто такие христиане – люди, любящие друг друга. Они могли пригласить неверующих на собрание так же просто, как приглашают кого-то на обед.

Благословенный пастор

Ни один из пасторов/пресвитеров/епископов домашней церкви не страдал от „перегорания” из-за перегруженности пасторскими обязанностями, что сегодня очень распространено. (Исследования показали, что в США 1800 пасторов оставляют свое служение каждый месяц). У него было маленькое стадо, за которым надо наблюдать, и если это стадо обеспечивало его финансовые нужды для того, чтобы служение было делом его жизни, то у него было время чтобы молиться, размышлять, проповедовать неверующим, помогать бедным, посещать больных и качественно обучать новых учеников делать все то же самое вместе с ним. Управление церковью было простым делом.

Он работал в единстве с другими пресвитерами/пасторами/епископами в своем регионе. Не существовало никаких устремлений иметь „самую большую церковь в городе”, или соревноваться с другими пасторами, чтобы иметь „лучшее молодежное служение” или „самую лучшую церковную программу для детей”. Люди не шли в церковь чтобы оценить, как хорошо играла группа прославления или насколько эффектно проповедовал пастор. Они были рождены свыше и любили Иисуса и людей. Они любили вместе принимать пищу и делиться всеми дарами, которые им дал Бог. Целью их было послушание Иисусу и готовность предстать перед его судом.

Конечно, и в домашних церквях были проблемы, об этом мы читаем в посланиях. Но огромное число проблем, которые сегодня не позволяют церквям правильно вести процесс созидания учеников, были абсолютно неизвестны ранней церкви просто потому что ее модель совершенно отличалась от той, что развилась, начиная с третьего столетия и во времена средневековья. Повторюсь еще раз: до начала четвертого века у церквей не было зданий. Если бы вы жили с первого по третий век, то насколько бы ваше служение отличалось от того, что вы имеете сейчас?

Подводим итог: чем больше наше служение соответствует библейскому стандарту, тем эффективнее мы будем в достижении Божьей цели воспитания учеников. Наибольшее препятствие на этом пути – небиблейские структуры и принципы.


[1] Слово „пастор” (по-гречески poimain, что значит „пастух”) эквивалентно слову „пресвитер” (по-гречески presbuteros) и так же эквивалентно слову „епископ” (по-гречески episkopos). Например, Павел писал к пресвитерам (presbuteros) в Ефес, что Дух Святой поставил епископов (episkopos) пасти (греческое слово poimaino) церковь Божью (см. Деян. 20:28). Он также использовал слова „пресвитер” (presbuteros) и „епископ” (episkopos), как синонимы в послании к Титу 1:5-7. Петр тоже назидал пресвитеров (presbuteros) пасти (poimaino) стадо (см. 1 Пет. 5:1-2). Идея о том, что епископ является высшей должностью, чем пастор или пресвитер, и курирует несколько церквей, является человеческим вымыслом.

[2] Современный акцент на профессиональном обучении церковного руководства является симптомом обширной болезни и выражается в знаке равенства между приобретением знаний и духовным ростом. Нам кажется, что тот, кто больше знает, духовно более зрел, тогда как это может быть очень далеко от действительности. Наоборот, часто служитель начинает гордиться накопленными знаниями. Павел писал, что „знание надмевает” (1 Кор. 8:1). Но человек, который в течение двух трех лет каждый день слушает скучные лекции, будет хорошо подготовлен к тому, чтобы проповедовать скучные проповеди.

[3] В первом послании к Тимофею и Титу, Павел пишет о порученном им задании назначить пресвитеров/епископов в церквях. Таким образом, Тимофей и Тит должны были временно курировать этих пресвитеров/епископов. Видимо, они периодически встречались с ними, чтобы назидать их, как писал Павел: „Что слышал от меня при многих свидетелях, то передай верным людям, которые были бы способны и других научить” (2 Тим. 2:2).

[4] См. Деян. 2:2, 46; 5:42; 8:3; 12:12; 16:40: 20:20; Рим. 16:5; 1 Кор. 16:19; Кол 4:15; Флм. 1:2; 2 Иоан. 1:10

[5] Интересно отметить, что послания Павла к церквям, относятся к каждому члену различных церквей, а не только к старейшинам и епископам. Павел упоминает о пресвитерах/пасторах/епископах/ только в двух посланиях. В одном случае в приветствии, где он говорит о них так, как будто просто не хочет, чтобы они не попали в список адресатов (см. Флп. 1:1). В другом случае Павел упоминает пасторов в списке служителей, созидающих Божий народ (см. Еф. 4:11-12). Также интересно отметить, что Павел ничего не упоминает о роли старейшин. Обычно считается, что они должны принимать участие в проведении вечери и в разрешении конфликтов между христианами. Все это говорит о том, что старейшинам/пасторам не принадлежало центральное место, как это происходит в большинстве современных церквей.

[6] См. Деян. 2:2, 46; 5:42; 8:3; 12:12; 16:40: 20:20; Рим. 16:5: 1 Кор. 16:19; Кол. 4:15; Флм. 1:2; 2 Иоан. 1:10

ДОМАШНИЕ ЦЕРКВИ

Глава четвертая

 

Когда люди в первый раз слышат о домашних церквях, то ошибочно представляют, что единственная разница между домашней и обычной церквями заключается в их размерах и в способности проводить служения. Люди иногда думают, что домашняя церковь не может обеспечить качественного служения, как церковь, имеющая здание. Но если приоритетом является созидание учеников, помощь им в том, чтобы стать подобными Христу и снаряжении их на служение, то у обычной церкви нет никаких преимуществ, но даже, как мы рассмотрели это выше, она может проигрывать. Конечно, домашняя церковь не может вести ту же кипучую деятельность, что и обычная церковь, но зато она может заниматься настоящим служением.

Некоторые не считают домашнюю церковь церковью, потому что у нее нет здания. Но если бы эти люди жили в течение одного из первых трех веков, то им пришлось бы отвергнуть все церкви, которые тогда существовали. Иисус сказал: „Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них” (Матф. 18:20). Иисус ничего не говорил о том, где ученики должны собираться. И даже если собралось всего двое верующих, Он обещал им быть посреди них, если они соберутся во имя Его. То, что ученики Христа делают за приемом пищи, делясь истиной, назидая и увещевая друг друга, фактически ближе к новозаветней модели церковного собрания, чем то, что часто происходит в церковных зданиях по утрам в воскресенье.

В предыдущей главе я привел несколько преимуществ, которые домашняя церковь имеет перед обычной церковью. Я бы хотел начать эту главу с перечисления еще нескольких причин, почему домашняя церковь является здравой библейской альтернативой, которая может быть очень эффективной в воспитании учеников. Но сначала я хотел бы пояснить, что моя цель не заключатся в критике традиционных церквей и их пасторов. Есть огромное число благочестивых и искренних пасторов, делающих все возможное в стенах своих церковных зданий для угождения Господу. Я служу тысячам пасторов каждый год и я очень люблю и ценю их. Они – одни из самых замечательных представителей Божьего народа. Я знаю, насколько трудна их работа, и поэтому хочу предоставить им альтернативу, которая поможет им пройти через трудности и стать более эффективными и одновременно счастливыми в их работе. Домашняя церковь – это библейское понятие, и ее цель заключается в созидании учеников и распространении Божьего Царства. Я не сомневаюсь в том, что большинство пасторов чувствовали бы себя более счастливо, если бы служили в домашних церквях.

Я был традиционным пастором более двадцати лет и старался, как только мог, применяя все свои знания. Но, когда я стал посещать церковь как обычный прихожанин, я понял, что это такое. У меня начали открываться глаза на то, почему так много людей скептически относятся к хождению в церковь. Вместе со всеми я сидел и терпеливо ожидал окончания служения. Только когда оно заканчивалось, я мог общаться с людьми как его участник, а не как скучающий слушатель. Это стало одной из причин, побудивших меня к размышлениям о лучшей альтернативе, и я начал исследовать принцип домашней церкви. Я был поражен тем фактом, что в мире уже существуют миллионы домашних церквей и что они имеют ряд существенных преимуществ перед традиционными церквями.

Многие пасторы, читающие эту книгу, управляют традиционными, а не домашними церквями. Я знаю, что многое из того, что я пишу здесь, трудно принять, потому что кажется слишком радикальным на первый взгляд. Но я бы хотел их попросить порассуждать над прочитанным и не ожидаю, что они сразу примут все, что здесь написано. Я писал эту книгу, будучи движим любовью к пасторам и их церквям.

Единственный вид церкви в Библии

Во-первых, церковь, встречающаяся в специальном здании, не встречается в Новом Завете, тогда как домашняя церковь была очень распространена во времена первой церкви:

„И, осмотревшись, пришел к дому Марии, матери Иоанна, называемого Марком, где многие собрались и молились” (Деян. 12:12).

„…как я не пропустил ничего полезного, о чем вам не проповедовал бы и чему не учил бы вас всенародно (но не в церковных зданиях) и по домам…” (Деян. 20:20)

„Приветствуйте Прискиллу и Акилу … и домашнюю их церковь” (Рим. 16:3-5; см. так же Рим. 16:14-15, где упоминается еще о двух домашних церквях в Риме).

„Приветствуют вас церкви Асийские; приветствуют вас усердно в Господе Акила и Прискилла с домашнею их церковью” (1 Кор. 16:19).

„Приветствуйте братьев в Лаодикии, и Нимфана, и домашнюю церковь его” (Кол. 4:15).

„И Апфии, (сестре) возлюбленной, и Архиппу, сподвижнику нашему, и домашней твоей церкви” (Филимон. 1:2).

На этот счет есть возражения, говорящие, что ранняя церковь не имела зданий, потому что она была еще в младенческом состоянии. Но это детство длилось в течение всего Нового Завета и еще два века после этого. Получается, что если наличие здания есть признак зрелости, то апостольская церковь из Деяний так никогда ее и не достигла.

Я считаю, что никто из апостолов не строил церковных зданий, потому что это не считалось Божьей волей, так как Иисус не давал таких повелений. Он воспитал учеников без зданий и повелел им делать то же. Они не видели нужды в специальных зданиях. Когда Иисус велел Своим ученикам идти по всему миру и созидать учеников, они не подумали: „Иисус хочет, чтобы мы строили церковные здания и проповедовали в них раз в неделю”.

Более того, строительство зданий могло быть расценено как прямое нарушение заповеди Христа не собирать сокровищ на земле и как ненужная трата денег и разбазаривание средств, направленных на продвижение царства Божьего и служения, изменяющего людские сердца.

Управление по-библейски

Здесь мы видим второе преимущество, которое имеет домашняя церковь: принцип домашней церкви обеспечивает правильное распределение ресурсов, что является очень важным аспектом ученичества.[1] Деньги не тратятся на приобретение, ремонт, реконструкцию, обогрев и проветривание зданий. Соответственно то, что не было потрачено на здание, может быть использовано на кормление и одевание бедных, распространение Евангелия, воспитание учеников как это и было в Деяниях. Только подумайте о том, какую пользу извлекло бы для себя Царство Божье, если бы миллиарды долларов, потраченные на здания, были бы использованы на распространение Евангелия и служение бедным. Трудно даже представить!

Более того, домашние церкви, состоящие из менее чем двадцати человек, могут управляться неоплачиваемым пресвитером/пастором/епископом, если в ней есть несколько уже зрелых верующих. Такие церкви практически не требуют денег для своего функционирования.

Конечно, Библия говорит, что пресвитерам/пасторам/епископам надо платить в соответствии с их работой, поэтому люди, посвящающие все свое время служению, должны жить за счет него (см. 1 Тим. 5:17-18). Десять человек из домашней церкви, дающие десятину, могут содержать служителя на уровне своей средней зарплаты. Пять человек, дающих десятину, могут частично разгрузить пастора.

Следуя принципу домашних церквей, деньги, которые бы раньше использовались на здания, могут быть направлены на поддержку служителей, поэтому пасторы не должны чувствовать угрозу своей финансовой безопасности. Наоборот, гораздо большее число мужчин и женщин может осознать, что Бог дает им желание служить Ему более посвященно.[2] Это, в свою очередь, будет способствовать воспитанию учеников. Более того, церковь, состоящая из двадцати человек, могла бы давать половину своего дохода на служение бедным.[3]

Если традиционная церковь превращается в сеть домашних церквей, то некоторые люди из числа членов административного организма церкви, или несущие конкретные служения (например, детское или молодежное служение), могут потерять работу, если они не захотят поменять свои служения, имеющие натянутое библейское основание, на служение, имеющее место в Писании. Домашние церкви не нуждаются в детском или молодежном служении, потому что этот вид ответственности лежит на родителях, а люди в домашних церквях обычно стремятся к тому, чтобы следовать библейским, а не культурным нормам. Молодые люди, чьи родители не являются христианами, могут быть интегрированы в домашние церкви и обучаться там так же, как и в традиционных церквях. Задумывался ли кто-нибудь, почему в Новом Завете нет „молодежных” и „детских” служителей? Таких служений не было в течение первых 1900 лет христианства. Почему они вдруг стали так необходимы сегодня, и особенно в богатых западных странах?[4]

В бедных странах часто у пасторов нет возможности снять или купить здание без помощи западных христиан. Нежелательные последствия этой зависимости очень многогранны. Однако факт состоит в том, что в течение первых 300 лет христианства такой проблемы не существовало. Если вы являетесь пастором из развивающейся страны и ваша церковь не может осилить покупку здания, не надо заискивать перед заезжими американцами в надежде на золотые горы. Бог уже решил вашу проблему. На самом деле, вам не нужно церковное здание для того, чтобы успешно созидать/воспитывать учеников. Следуйте библейскому принципу.

Разрозненные семьи

Другое преимущество домашних церквей состоит в следующем: они прекрасно справляются с воспитанием детей и подростков. Одно из великих обольщений, проникших в традиционную церковь сегодня (особенно в США) – это заявление о том, что церковь прекрасно справляется с детским и молодежным служениями. Но от нас скрывают факт, что большинство детей, наслаждавшихся в течение многих лет детскими служениями, никогда не возвращаются в церковь после того, как „покидают гнездо”. (Спросите о статистике у любого молодежного пастора – он должен ее знать).

Вдобавок, церкви, в которых есть молодежные и детские пасторы, постоянно укореняют в сердцах родителей идею о том, что те якобы неспособны или не несут ответственности за духовное обучение детей. Они говорят: „Мы позаботимся о духовном воспитании ваших детей. Мы хорошо обученные профессионалы”.

Такая система ведет к краху, потому что она работает в цикле постоянно возрастающего компромисса. Это начинается с родителей, ищущих церковь, которая понравится их детям. Если по пути домой подросток Джонни говорит, что ему понравилось в церкви, то родители радуются, потому что они приравнивают церковный интерес Джонни к интересу к духовным вещам. А в большинстве случаев это абсолютно неверно.

Главные пасторы, движимые успехом, хотят, чтобы их церкви росли, и часто оказывают давление на детских и молодежных пасторов, чтобы те разработали „соответствующие” программы, которые пробуждали бы интерес детей. („Соответствующие” далеко не всегда ведут детей к покаянию, вере и послушанию заповедям Иисуса.) Если дети купились на такую программу, то наивные родители придут снова (со своими деньгами) и церковь будет расти.

Успех молодежных служений измеряется числом посещающих. Молодежные пасторы делают все возможное, чтобы набрать максимум детей, часто идя на компромисс с истинной духовностью. О, бедный молодежный пастор, который слышит, как родители ворчат главному пастору о том, что их дети жалуются на скучные и осуждающие проповеди.

Но какое благословение могли бы принести молодежные пасторы, если бы стали лидерами домашних церквей. Обычно это люди, способные к общению и полные энергии. Многие из них идут в молодежные пасторы только потому, что это первый требуемый шаг на пути к приобретению сверхчеловеческих способностей, необходимых для того, чтобы выжить в должности главного пастора. Многие из них более чем способны вести домашнюю церковь. То, чем они занимались в молодежной группе, может быть гораздо ближе к библейской модели церкви, чем то, что происходит в ее главном святилище! То же можно сказать о детских пасторах, которые могут быть гораздо выше главных пасторов в способности послужить домашней церкви, где каждый, включая детей, сидит в маленьком кругу, наслаждаясь едой и участвуя в служении.

Дети и подростки естественным образом получают лучшее воспитание, когда живут в христианской общине и имеют возможность задавать вопросы, общаться с людьми разных возрастов, являясь частью одной большой христианской семьи. В традиционных церквях они постоянно сталкиваются с большими шоу и развлекаловками, где нет ощущения семьи, где они часто становятся свидетелями лицемерия и так же, как в школе, умеют общаться только со своими сверстниками.

Но если собрались люди всех возрастов, то как быть с плачущими младенцами, которых невозможно угомонить?

Дети должны быть любимы, а если они создают проблемы, то всегда можно найти способы к их разрешению. Например, их можно поместить в соседнюю комнату, дать им карандаши и бумагу, чтобы они рисовали. В домашней церкви дети и младенцы не становятся проблемой, от которой надо избавиться и вручить в руки постороннему человеку. Их любят все члены большой семьи. Но если в традиционной церкви ребенок начинает плакать, то он представляет собой помеху официальной церемонии и вгоняет в краску родителей, которые ловят осуждающие взгляды окружающих. Ребенок, плачущий в домашней церкви, окружен своей семьей и напоминание о том, что у кого-то на руках находится маленький подарок от Бога, никого не расстраивает.

Если чьи-то дети не поддаются контролю, то их родители могут получить кроткое наставление в том, чего не знают или не умеют. Повторюсь среди верующих развиваются настоящие заботливые отношения. Они не сплетничают друг о друге, что часто происходит в традиционных церквях. Они знают и любят друг друга.

Счастливые пасторы

Я был пастором в течение двадцати лет, разговаривал с тысячами пасторов по всему миру, у меня много друзей среди пасторов, и думаю, что я кое-что знаю о назначении пастора в современной церкви. Как любой другой пастор традиционной церкви, я знаю о „темной стороне” служения. Иногда она может стать слишком „темной”. Я бы даже сказал жестокой.

Разочарование, которое переживает большинство пасторов, приводит к стрессу, который может разрушить их семьи. Пасторы разочаровываются по многим причинам. Им приходится быть и политиками, и судьями, и работодателями, и психологами, подписывать контракты, консультировать семьи, проповедовать, руководить, читать мысли и организовывать. Они часто конкурируют с другими пасторами, чтобы отхватить жирный кусок Тела Христова. У них нет времени на личную духовную жизнь. Многие оказываются в плену своей профессии и страдают финансово. Люди в церкви являются их клиентами и работодателями. Иногда эти работодатели и клиенты делают их жизнь очень трудной.

Но у пастора домашней церкви ситуация гораздо проще. Во-первых, если он ведет примерную жизнь истинного ученика Христа и учит бескомпромиссному послушанию Его заповедям, то немногие „козлы” захотят стать членами его церкви. На самом деле, один тот факт, что собрание происходит на дому, позволяет защитить церковь от присутствия „козлов”. Поэтому пастор больше занимается тем, что пасет „овец”.

Во-вторых, он может любить и воспитывать на личном уровне всего лишь от двенадцати до двадцати взрослых. У них могут быть по-настоящему близкие отношения, он – как отец в семье. Он может уделить им столько времени, сколько понадобится. Помню, когда я был традиционным пастором, то часто чувствовал себя одиноким. Я не мог иметь ни с кем в церкви близких отношений, иначе другие бы обиделись, что я не включаю их в свой круг избранных. Мне хотелось иметь настоящих друзей, но цена этого была слишком высока.

В тесной семейной атмосфере домашней церкви ее члены помогают пастору быть подотчетным, поскольку он их близкий друг, а не актер на сцене.

Пастор домашней церкви проводит время с будущими лидерами, поэтому, когда приходит время, чтобы группа разделилась, лидеры к этому уже готовы. Ему не нужно посылать их в библейскую школу и ждать их возвращения.

Также у него появляется достаточно времени для развития различных служений за пределами домашней церкви. Например, он может служить в тюрьмах, посещать людей, евангелизировать бизнесменов и т.д. В зависимости от своего опыта, он может насаждать другие домашние церкви или курировать молодых пасторов домашних церквей, выросших под его началом.

Он не чувствует давления из-за предстоящего воскресного собрания. В субботу вечером ему не нужно готовить проповедь из трех пунктов, думая о том, как угодить большому количеству людей, где каждый находится на разном духовном уровне.[5] Он наслаждается, видя, как Дух Святой использует каждого в собрании и поощряет их использовать свои дары. Если его нет на собрании все идет хорошо и без него.

Его не отвлекают нужды здания и наемных работников.

Ему не надо конкурировать с пасторами других церквей.

„Церковный совет” не портит ему жизнь и не вовлекает его в политику.

Короче говоря, он может быть тем, кем Бог хочет его видеть, а не тем, кого из него делают культурные устои христианства. Он не является ведущим актером, президентом компании и центром вселенной. Он воспитывает учеников, снаряжает святых на дело служения.

Счастливые овцы

Происходящее в домашних церквях – это именно то, в чем нуждаются верующие.

Все настоящие христиане стремятся к отношениям с другими верующими, потому что в их сердца излилась любовь Божья. Эти взаимоотношения являются составной частью домашних церквей. Когда люди делятся с братьями и сестрами своей жизнью, с библейской точки зрения это называется общением. В домашних церквях царит атмосфера, позволяющая верующим делать то, чего от них требует Новый Завет. На собраниях домашних групп верующие могут назидать, ободрять, учить, утешать, служить и молиться друг за друга. Они побуждают друг друга к любви, добрым делам, исповедовать грехи друг перед другом, нести бремена друг друга, назидать друг друга псалмами, гимнами и песнопениями духовными. Они могут плакать с плачущими и радоваться с радующимися. Подобные вещи нечасто происходят во время воскресного служения в традиционной церкви, где верующие просто сидят и слушают. Как-то один человек мне сказал: „Когда в церкви кто-нибудь заболевает, я не иду кормить незнакомцев просто потому, что я состою в служении раздачи пищи. Я иду к тому, кого я знаю и люблю”.

Истинные верующие любят общаться друг с другом. Многолетнее пассивное слушание проповедей на отвлеченные темы оскорбляет их мышление и духовность. Поэтому они предпочитают собраниям личное искание Бога, а домашние церкви только способствуют этому. В соответствии с библейским принципом, у каждого есть псалом, учение, откровение, язык, истолкование (см. 1 Кор. 14:26). В домашней церкви никто не теряется в толпе и не оказывается выброшенным за борт церковной элиты.

Верующим нравится, когда Бог использует их в служении. В домашней церкви у каждого есть возможность благословлять других и равномерно распределять ответственность, чтобы никто не „перегорал”, как это часто случается с посвященными верующими в традиционной церкви. По крайней мере каждый может принести что-то к столу для „вечери любви” (Иуда 1:12). Во многих домашних церквях это происходит по типу последнего ужина Иисуса с учениками, который был устроен по принципу пасхального ужина. Один маленький мальчик из традиционной церкви, где я был пастором, назвал причастие „святым божьим снэком”. Но так быть не должно. Кусочек крекера со стаканчиком виноградного сока в толпе незнакомцев полностью противоречит библейскому принципу. Таинство причастия многоразлично выражается в принятии пищи учениками, любящими друг друга.

В домашней церкви поклонение происходит просто, искренне, оно открыто к участию всех и не похоже на представление. Истинные верующие любят поклоняться в духе и истине.

Баланс и терпимость в учении

В непринужденной и открытой атмосфере домашней группы учение может быть подвергнуто проверке любым человеком, умеющим читать. Братья и сестры, знающие и любящие друг друга, с терпением относятся к другим мнениям, и даже если вся группа не приходит к единой точке зрения, то все равно любовь (а не доктрина) связывает их вместе. Любое учение, кем бы оно ни давалось, включая и пресвитера/пастора/епископа, подвергается анализу любым из присутствующих, поскольку Учитель живет в каждом из них (см. 1 Иоан. 2:27). Такая атмосфера защищает от перегибов в учении.

Это сильно отличается от традиционного устройства церкви, где учение установлено изначально и не подвергается сомнениям. Таким образом, доктрина становится лакмусовой бумажкой для принятия или отвержения людей. Поэтому всего лишь одного пункта из проповеди достаточно для того, чтобы недовольные покинули церковь в дальнейших поисках „единомышленников”. Они знают заранее, что о доктринальных разногласиях с пастором говорить бесполезно. Даже если пастор и изменит свою точку зрения, ему придется держать это в секрете от церкви и от руководящих лиц его деноминации. Доктринальные разногласия в традиционных церквях рождают пасторов-политиков, ораторов, говорящих неясно и обобщенно, избегающих острые углы, и старающихся всем угодить.

Современная тенденция

Интересен тот факт, что сегодня все больше и больше традиционных церквей начинают развивать внутри себя структуру домашних групп, признавая их значимость в воспитании учеников. Некоторые церкви идут еще дальше, делая домашние группы основным и самым важным аспектом их служения. Большие праздничные служения имеют второстепенное значение (по крайней мере, теоретически).

Эти шаги заслуживают одобрения, и Господь благословляет их так же, как он благословляет любое наше действие, направленное на исполнение Его воли. „Ячейки” облегчают процесс воспитания учеников. Они являются чем-то промежуточным между традиционной и домашней церковью, сочетая в себе элементы обеих.

Чем же отличаются современные традиционные церкви с ячейками от древних и современных домашних церквей? Между ними существует определенная разница.

Например, к сожалению, ячейки иногда способствуют усугублению того неправильного, что уже есть в церкви. Особенно если настоящим мотивом создания ячеек является расширение и укрепление царства главного пастора. Получается, что он использует людей для своих целей и маленькие ячейки хорошо для этого подходят. В подобном случае происходит отбор групп, прошедших тест на верность матери-церкви, чтобы дьявол не смог вложить в их умы сделать что-нибудь самостоятельное. Такая установка вредит эффективности ячеек и, как в большинстве традиционных церквей, сбивает с толку одаренных лидеров и обкрадывает церковь. Вместо того, чтобы обучаться в процессе работы, люди учатся читать лекции.

В традиционных церквях ячейки часто вырождаются в некое подобие групп для общения. Ученичества в них практически нет. Поскольку считается, что люди получают духовную пищу по воскресениям, домашние группы стараются не касаться Божьего Слова, чтобы не дублировать воскресное служение.

Ячейки в традиционных церквях часто организуются скорее членами руководящего совета, чем вдохновляющим движением Духа. Они становятся еще одной из многих программ церкви. Людей группируют в зависимости от возраста, социального положения, прошлого, интересов, заслуг или географического положения. „Козлы” незаметно смешиваются с „овцами”. Вся эта плотская организация не позволяет верующим научиться любить друг друга, независимо от различий. Вспомните, что многие из древних церквей представляли себой смесь евреев и язычников. Они регулярно вместе принимали пищу, что было запрещено еврейской традицией. Только представьте, каким познавательным событием были их собрания. Какая возможность ходить в любви! Какое свидетельство о силе Евангелия! Так почему же мы думаем, что надо всех разделить по отличительным признакам, чтобы обеспечить успех ячеек?

Ячеечные традиционные церкви все еще устраивают воскресные шоу, где зрители слушают хорошо исполненную прозу. Малым группам запрещено собираться во время „главных” служений, для того, чтобы показать, что именно большое служение более важно. Именно поэтому многие, если не большинство, не пойдут в ячейку, даже если их побуждать к этому, потому что это служение выглядит как дополнительное и необязательное. Они удовлетворены посещением „самого важного” служения раз в неделю. О домашних группах говорится, как о чем-то важном, но воскресное служение – намного важнее. Таким образом, наилучшая возможность для общения, ученичества и духовного роста оказывается упущенной. Виной всему – перекос в приоритетах. Воскресное служение по-прежнему царствует.

Другие различия

Традиционная церковь с ячейками по-прежнему строится как корпорационная пирамида, где каждый знает свое место в иерархии. Люди наверху могут называть себя „слугами”, но на самом деле это руководители, принимающие ответственные решения. Чем больше церковь, тем дальше пастор от своих овец. Если, в момент откровенности вам удастся поговорить с таким пастором, то он честно скажет, что был счастливее, когда пас малое стадо.

Так же традиционные церкви способствуют разделению людей на священнослужителей и мирян. Лидеры ячеек принадлежат к более низкому классу, чем оплачиваемые профессионалы. Программы развития ячеек подвергаются проверке и должны пройти утверждение вышестоящими инстанциями, потому что нельзя давать лидеру ячейки слишком много власти. Ячейки не имеют права проводить причастие и крестить. Право на эти таинства закреплено за элитой с титулами и дипломами. Те, кто хочет посвятить свою жизнь служению, должны закончить библейскую школу или семинарию, чтобы обрести квалификацию для „настоящего” служения.

Ячейки в традиционных церквях часто являются ничем иным, как маленькой копией воскресного служения, длящегося 60-90 минут, где один одаренный человек ведет прославление, а другой дает заранее утвержденное учение. Духу там тесно и у Него нет возможности использовать других людей в дарах или других аспектах служения.

В традиционных церквях люди часто мало посвящены ячейкам и посещают их лишь периодически. Сами группы существуют только какой-то период времени, и глубина общения в них ниже, чем в домашних церквях.

Обычно ячейки проводятся в течение недели, чтобы не мешать воскресному служению. Как следствие – собрания ячеек ограничены во времени, так как могут проходить только вечером, и те люди, у кого есть дети, учащиеся в школе, или живущие далеко, не могут посещать их.

Даже если традиционная церковь организует ячейки, у нее все еще есть здание, требующее финансовых вложений. Фактически, даже если ячейка и привлекает людей к церкви, то требуется еще больше денег для расширения площадей. Вдобавок, организация ячеек требует хотя бы еще одного оплачиваемого служителя. В результате: еще одна программа – еще больше финансовых нужд.

Вероятно, самое плохое – это то, что пасторы традиционных церквей слишком ограничены во времени и у них не получается воспитывать учеников в личном общении. Самое близкое общение, на которое они способны, – это встреча примерно раз в месяц с лидером домашней группы.

Все вышесказанное, по моему мнению, свидетельствует о том, что домашние церкви гораздо больше соответствуют Писанию и более эффективны в деле умножения учеников и их учителей. Однако я понимаю, что мое мнение не сможет быстро изменить многовековую традицию церкви. Поэтому я советую традиционным пасторам делать хотя бы что-нибудь для приближения церкви к более библейской модели, имеющей целью воспитание учеников.[6] Пасторы могли бы заняться подготовкой будущих лидеров или ввести в церковь служение ячеечных групп. Можно попробовать отменить одно воскресное служение в месяц, чтобы верующие собирались по домам и для совместной трапезы, как это делали христиане в течение первых трех веков.

Пасторы, в церквях которых уже есть ячейки, могли бы „отпустить” некоторые из них и позволить им стать домашними церквями, а затем посмотреть, что из этого получится. Если ячейка достаточно здрава и ее ведет призванный пастор/пресвитер/епископ, то у нее должно получиться самостоятельное развитие. У домашней церкви нет нужды в „материнской церкви”, как и у любой другой независимой церкви нет нужды в чьем-то покровительстве. Почему бы не освободить их?[7] Деньги членов церкви, идущие в главную церковь, могли бы стать поддержкой пастора домашней церкви.

Значит ли мое одобрение домашних церквей то, что в традиционных церквях нет ничего хорошего? Ни в коем случае. До тех пор, пока традиционная церковь способна созидать учеников, послушных Христу, с ней все в порядке. Однако ее структура и обычаи иногда могут служить больше препятствием, чем помощью в осуществлении целей, поставленных перед нами Христом. Часто эта система становится убийцей пасторов.

Что происходит на собрании домашней церкви?

Домашние церкви не обязаны быть похожими одна на другую, здесь есть возможность варьирования. Каждая домашняя церковь должна отражать культурные и общественные черты – это одна из причин, почему домашние церкви могут быть очень эффективными в евангелизации, особенно в странах, где отсутствует христианская культура. Основное препятствие для нехристиан – это когда их приглашают в чуждое им здание и предлагают принять участие в чуждых им ритуалах. Вместо этого людей приглашают на обед с друзьями.

Совместное принятие пищи обычно является основным компонентом собрания домашней церкви. Во многих домашних церквях причастие является основным компонентом, и каждая церковь может сама избрать, как ей наилучшим образом подчеркнуть его духовное значение. Как уже раньше отмечалось, самое первое причастие было совершено в момент празднования Пасхи и содержало в себе глубокое духовное значение. Когда во время совместной трапезы мы принимаем причастие, то следуем примеру первых учеников. О первых христианах написано:

„Они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах….И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца” (Деян. 2:42, 46).

Первые христиане брали лепешки хлеба, разламывали их, раздавали всем присутствующим и вместе ели. В то время в рамках их культуры это было повседневным действием. Имело ли это „хлебопреломление” какое-либо духовное значение для первых христиан? Библия не говорит об этом конкретно. Вильям Барклай пишет в своей книге „Тайная вечеря”: „Вне всякого сомнения, вечеря начиналась в виде ужина в кругу семьи друзей у кого-нибудь дома… Маленький кусочек хлеба и глоточек вина не имеет никакого отношения к той вечере, какой она была вначале… Вечеря представляла из себя семейную трапезу в семье друзей”. Удивительно то, что все современные библейские исследователи соглашаются с Барклаем, но церковь упрямо продолжает следовать традиции, а не Божьему Слову в этом вопросе!

Иисус учил своих учеников, чтобы те, в свою очередь научили своих учеников. Поэтому, когда Он повелел им вместе есть хлеб и пить вино в память о Нем, они передали это своим ученикам. Могло ли это происходить за приемом пищи? Когда мы читаем слова Павла к верующим Коринфа, мы видим, что могло:

„Далее, вы собираетесь так, что это не значит вкушать вечерю Господню; ибо всякий поспешает прежде других есть свою пищу, так что иной бывает голоден, а иной упивается” (1 Кор. 11:20-21).

Похоже ли это на причастие в современной церкви? Вам приходилось видеть, чтобы в церкви во время причастия кто-нибудь съел свою еду первым, в то время как другой голоден, а кто-нибудь еще и напился во время вечери? Эти слова могли быть написаны только применительно к настоящей трапезе. Павел продолжает:

„Разве у вас нет домов на то, чтобы есть и пить? Или пренебрегаете церковь Божию и унижаете неимущих? Что сказать вам? похвалить ли вас за это? Не похвалю” (1 Кор. 11:22).

Если бы действие не происходило во время совместной трапезы, то как можно было бы уничижить неимущих? Павел указывает на то, что некоторые христиане, приходившие на собрание первыми, ели свою пищу, не ожидая прибытия других. И когда приходили бедные, кому нечего было принести с собой для общего стола, они оставались не только голодными, но и пристыженными, потому что всем было ясно, что они ничего с собой не принесли.

Сразу после этого Павел говорит о повелении относительно вечери, которое он „принял от самого Господа” (1 Кор. 11:23), и перечисляет то, что происходило во время вечери Господней (см. 1 Кор. 11:24-25). Затем он предупреждает коринфян об опасности недостойного поведения, говоря, что если бы они не судили себя, то ели бы и пили осуждение себе в виде болезней, немощей и преждевременной смерти (см. 1 Кор. 11:26-32).

И в заключение он говорит:

„Посему, братия мои, собираясь на вечерю, друг друга ждите. А если кто голоден, пусть ест дома, чтобы собираться вам не на осуждение” (1 Кор. 11:33-34).

Из прочитанного следует, что ошибка, которую они допускали, заключалась в неуважении к другим верующим. Павел еще раз предупреждает тех, кто съедал первым то, что должно быть частью общего стола, об опасности Божьего суда и наказания. Решение здесь простое. Если кто-то настолько голоден, что не может дождаться других, он должен поесть до того, как придет на собрание. И пришедшие рано должны ждать прибывающих позднее, поскольку трапеза включала в себя или сама была вечерей Господней.

Если посмотреть на весь отрывок, то становится ясно, что если Павел имел в виду Вечерю Господню, то она должна была проходить в атмосфере любви и взаимного уважения, что угодно Богу.

В любом случае, абсолютно ясно, что первая церковь проводила вечерю Господню дома, как часть общей трапезы без официального священства. Почему бы и нам не делать то же?